kino-cccp.net
Прощаемся
6 декабря 2016 г. нас покинул режиссёр
читать биографию
Валерий Белякович

5 декабря 2016 г. нас покинула актриса
читать биографию
Альбина Матвеева

ОСКАР
ОСКАР 2015: номинанты и победители
ОСКАР 2015: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Политвидео
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Политвидео все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


На пятьдесят оттенков темнее (2017)


На пятьдесят оттенков темнее (2017)
На пятьдесят оттенков темнее (2017)

Сфера (2017)


Сфера (2017)
Сфера (2017)

Союзники (2016)


Союзники (2016)
Союзники (2016)

Землетрясение (2016)


Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Поезд в Пусан (2016)


Поезд в Пусан (2016)
Поезд в Пусан (2016)

Эластико (2016)


Эластико (2016)
Эластико (2016)

Вечность (2016)


Вечность (2016)
Вечность (2016)

Зоология (2016)


Зоология (2016)
Зоология (2016)

Невеста (2017)


Невеста (2017)
Невеста (2017)

Притяжение (2017)


Притяжение (2017)
Притяжение (2017)

Архив анонсов

Мосфильм» продолжит реставрацию советских фильмов
Мосфильм» продолжит реставрацию советских фильмов

В «Последнем танго в Париже» изнасилование было настоящим
В «Последнем танго в Париже» изнасилование было настоящим

«Ленфильму» отказали в правах на советское кино
«Ленфильму» отказали в правах на советское кино


Главная » История кино

Хорошую песню спеть…


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Хорошую песню спеть…

Хорошую песню спеть…
Размышления писателя после разговора с артистом Андреем Мартыновым

Скажу честно, что сейчас, когда я пишу эти строки, то есть конкретно хочу поделиться тем, что услышал в себе, вдумываясь, вглядываясь и вчувствоваясь в Андрея Мартынова — а ведь он отвечал на мои вопросы и, следовательно, в свою очередь, тоже вдумывался, вглядывался и вчувствовался в меня, прежде чем отозваться до конца или не отозваться откровенностью,— я глубоко убежден лишь в одном: мне повезло на разговор и встречу с человеком глубоким. А вот на сколько футов, дюймов, метров (вообще кто знает, какими метрическими понятиями измеряется глубина души, да к тому же еще творческой?) произошло это затянувшееся однажды весной до полуночи погружение, то тут я готов на абсолютно чистосердечное признание: настолько, насколько я к этому разговору был уже зрел, культурен, добр, отважен, порядочен и глубок сам.

Во всяком случае, от чего я более всего оберегал, вернее, остерегал себя, разговаривая с Андреем Мартыновым, так это от хорошо понятного мне, и тем не менее врожденного в каждом из нас эгоистического критерия, который подвигает нас, к сожалению, сплошь и рядом, судить о людях по тем их очевидным признакам, что совпадают с нашими. Короче, я не хотел мерить Андрея на свой аршин. Я хотел открыть в нем то, чем сам не располагал, но... Но вот тут-то и таилась, пожалуй, самая серьезная опасность: я шел на разговор с этим известным на всю нашу державу молодым артистом, как за кулисы, а там-то ведь все по-иному: и мечи деревянные и усы наклеенные, мраморные колонны — из папье-маше, а только что покорявший своей беспримерной мужественностью герой стоит возле телефона-автомата, держа в левой руке парик, а в правой — трубку, захлебывается дешевой «Примой» и совсем даже не мужественным голосом упрашивает кого-то уговорить какого-то жестянщика Костю, чтобы он ну хотя бы завтра к обеду заделал левое заднее крыло у «жигуленка», в которое ему вмазалась прямо перед этим спектаклем какая-то раззява...
К своим сорока пяти годам я усвоил твердо: посторонним вход в творческую лабораторию души запрещен!
Объяснить самый сложный фокус, как и развеять по ветру самую прекрасную иллюзию, просто и легко. Поэтому я лично терпеть не могу, когда актеры или актрисы начинают натужно доказывать с телеэкранов, что они такие же, как и все, что они имеют право на всякого рода разговоры по поводу собственными душами сыгранных ролей и тому подобное. А ведь из книг узнаешь, что когда-то сцену, подмостки, актеров освещал загадочный нимб непонятного и возвышенного. Актеры и актрисы буквально приколдовывали к себе... И правильно. Я полагаю, что для людей истинно творческого клана мое важное и самое притягательное заключается как раз в том, как создается и как возникает на свет, «поражая нам чувства» (сейчас я цитирую слова русского советского поэта Николая Заболоцкого), «неразумная сила искусства»...

Значит, по логике, если я и открою в Андрее Мартынове что-то такое, что поможет мне разгадать его лабораторно-душевное, я — ну... этически не вправе делиться своими отгадками. Понимаете?.. К тому же — а вот об этом я просто обязан сказать—мне было интересно идти на разговор с Андреем еще и потому, что знал — кто не поверит, пусть спросит у народного артиста РСФСР режиссера Владимира Павловича Басова,— что он, подбирая актера на роль Кряквина в фильме «Факты минувшего дня», чудил довольно-таки странной для меня причудой: ему непременно хотелось, чтобы герой, главный инженер комбината «Северный», внешне (подчеркиваю это особо— внешне) походил на меня, автора романа «Техника безопасности», который явился сценарной основой для этой картины.

Итак, я объяснил, отчего так легко согласился поговорить с Андреем Мартыновым, а затем и написать о нем: помимо просто человеческого уважения к нему, артисту, который — я видел это своими глазами — умеет самоотверженно, до упаду работать на съемочной площадке, у микрофона в тонзале и никогда не скулить на всякого сорта помехи, мешающие нормальной киноработе, меня тянуло к нему еще и элементарное профессиональное любопытство: уж коли Мартынов — Кряквин внешне походит на меня, автора, то что же нас разнит в сложном и чересчур уж порой нервном мире искусства?

И был вечер на квартире у Мартыновых. Я познакомился с женой Андрея, покорившей меня своей неброской обаятельностью и чуткостью.
Франциска совсем недавно защитила кандидатскую диссертацию на тему «Личность и общество в рассказах В. М. Шукшина». Покуда не угомонился и мило дополнял нашу компанию сынишка Мартыновых — четырехлетний Саша,— разговор велся о Шукшине. Франциска знала о моей большой дружбе с Василием Макаровичем, о котором я могу говорить всегда и бесконечно. И я говорил, говорил о нем, отмечая при этом внимательную, терпеливую невмешиваемость в разговор Андрея. Эта, казалось бы, ничего не означающая деталь только лишний раз убедила меня в том, что он человек сдержанный. А сдержанность, как мне кажется, свойство драматического порядка. Она проступает и прописывается в характере только у тех, кто сумел пережить и перетерпеть достаточно большое количество житейских ошибок. Причем масштабы их неважны, важен масштаб перечувствованности их. Только тогда сдержанность способствует самоуглубленности, а именно на ней и произрастает то, что люди окрестили понятием воображения...
Наконец Саша уснул, и мы остались втроем: Франциска, Андрей и я. Франциска сидела у двери, Андрей на кушеточке — против меня. Потянулась обычная, предразговорная пауза.

Андрей, помолчав, заговорил. Он сказал, что вообще-то не терпит и не любит всякого рода статей про актеров, в которых пишут, часто не понимая сути этой профессии. Он сказал мне, что и я, наверно, не смогу вскрыть работу души актера, потому как то, чего ждут от меня, скорее всего требуется лишь как реклама, а он приучил себя относиться к популярности крайне сдержанно.

— Я помню себя с двух лет,— говорил он.— Я родился в сорок пятом. Мой отец был учителем истории, но очень рано ослеп. Мама — служащая. У меня два брата. Один теперь врач в Иванове, городе, где я родился. Второй — тренер по боксу. Началом начал, если говорить об актерстве, для меня послужило радио. Я слушал с детства все радиопостановки, запоминая голоса и интонации. История, книги... Чехов, Некрасов. Актером я захотел быть с пяти лет, но никому об этом не говорил. Самодеятельность и кино терпеть не мог. Потом в Иваново приехал МХАТ.
Было приключение — встреча с Грибовым...
Потом попытка поступить в студию МХАТа. Провал.
Работа каменщиком на стройке. ГИТИС. Меня сначала посчитали актером комедийного плана. Но когда к нам пришел Павел Хомский (а я до этого отслужил в армии, в войсках ПВО), произошел переворот — я стал играть «негероического героя»... Из ТЮЗа я ушел в театр на Малой Бронной. Своим Васковым, старшиной из «А зори здесь тихие...», обязан режиссеру Станиславу Иосифовичу Ростоцкому, но нашла меня для него второй режиссер — Зоя Дмитриевна Курдюмова. Из театра сейчас снова ушел. Почему? А потому что у меня обостренное чувство перспективы. Перестал мне давать театр то удовлетворение, ради которого я готов отрешиться от всего. Понимаете? От всего...

Я открыто и внимательно посмотрел в это мгновение на Франциску и, сам не ожидая того, спросил:
— Франциска, а если бы в судьбе все сначала... Вы захотели бы, чтобы ваш муж был актером?
— Нет,— очень решительно ответил Андрей.
— Но это сказал ты,— сказал я.
— Он сказал правильно,— тихо подтвердила Франциска.

Когда я оделся в прихожей, Андрей и Франциска поманили меня. Я заглянул в дверь. На кроватке сладко-пресладко посапывал белокурый малыш Мартынов.
Андрей проводил меня до выхода, и я, прощаясь, пожелал ему удачи. Знал, что сейчас он снимается сразу в нескольких фильмах: исполняет роль чекиста Федорова в телекартине «Синдикат-2», капитана Теренкова в ленте «Через Гоби и Хинган», конюха Егора в «Крепыше», рабочего человека в «Мы жили по соседству»... Да плюс заседает в Комитете по Ленинским и Государственным премиям СССР.
Потом я шел по пустынной, холодной Большой Грузинской к Белорусскому вокзалу. На душе было хорошо. Я встретил на земле еще одного думающего, честного, талантливого человека.

«К черту! К черту!» — мысленно повторил я слова Андрея, которыми он откликнулся на прощание в ответ на пожелание ему удачи, и вспомнил, к чему они меня подводили: в фильме «Странные люди» режиссера Василия Макаровича Шукшина, где я снимался в одной из главных ролей, моему герою, деревенскому кузнецу-самородку, сельский учитель адресовал следующие слова:
— ...Накормить себя человек никогда не забудет. Вот если бы он не забыл еще хорошую песню спеть, сказку рассказать, черта с рогами выдумать. Вот если бы он не забыл!..
Была полночь. И где-то южнее холодной тогда Москвы наверняка в эту ночь лопались на деревьях почки.

Юрий Скоп
«Советский экран» № 19, 1981 год ( стр. 14-15)


просмотров: 59 комментариев: 0
Представьтесь *
Email: *
Я не робот *:




Сегодня
10.12.2016

10 декабря родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 10 декабря

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Новости кино от Гоблина

Предыдущие выпуски
ВТБ Банк Москвы RU CPS
Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Путь в тупик
Путь в тупик

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия