kino-cccp.net
Прощаемся
10 апреля 2017 г. нас покинул актёр
читать биографию
Гиви Берикашвили

ОСКАР
ОСКАР 1937: номинанты и победители
ОСКАР 1937: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Михаил Задорнов
Концерт Михаила Задорнова "Третье ухо"
Концерт Михаила Задорнова "Третье ухо"

Михаил Задорнов все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Урфин Джюс и его деревянные солдаты (2017)


Урфин Джюс и его деревянные солдаты (2017)
Урфин Джюс и его деревянные солдаты (2017)

Дэвид Линч: Жизнь в искусстве (2016)


Дэвид Линч: Жизнь в искусстве (2016)
Дэвид Линч: Жизнь в искусстве (2016)

Ой, мамочки! (2017)


Ой, мамочки! (2017)
Ой, мамочки! (2017)

Форсаж 8 (2017)


Форсаж 8 (2017)
Форсаж 8 (2017)

Жена смотрителя зоопарка (2017)


Жена смотрителя зоопарка (2017)
Жена смотрителя зоопарка (2017)

Танцы насмерть (2017)


Танцы насмерть (2017)
Танцы насмерть (2017)

Последствия (2017)


Последствия (2017)
Последствия (2017)

Байбаймэн (2016)


Байбаймэн (2016)
Байбаймэн (2016)

Время первых (2017)


Время первых (2017)
Время первых (2017)

Собачья жизнь (2017)


Собачья жизнь (2017)
Собачья жизнь (2017)

Архив анонсов
Стартовали съёмки сериала «Ленин»
Стартовали съёмки сериала «Ленин»

Светлана Немоляева отмечает юбилей
Светлана Немоляева отмечает юбилей

100 лет назад родился Вицин
100 лет назад родился Вицин


Главная » История кино

Слепой клоун и другие


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Слепой клоун и другие

Слепой клоун и другие
Первой в титрах возникает фамилия Льва Дурова. И хотя это не соло-фильм, не бенефис, именно участие Дурова одухотворяет, я бы сказал, очеловечивает жестковатую структуру «драмы на колесах». О жестковатости — не в упрек авторам: за верность жанру не судят, ее приветствуют. «34-й скорый» — фильм-катастрофа. Того же порядка, что «Экипаж» А. Митты. Такие фильмы надо делать лихо, нагнетать ужасы виртуозно, и «34-й скорый» по этой части всем взял: он расчетливо бьет зрителя в нервные узлы, управляющие азартом, восторгом, слезами, страхом — море эмоций, бездна переживаний. Что до жанровых особенностей, то рискну привести вот какое сравнение. Представьте, вас обучают играть в шахматы. Сперва объясняют: ладья ходит прямо, слон — наискосок, конь — загогулиной, ферзь — куда хочет. Потом, чтобы вы все поняли на практике, проигрывают партию — в темпе блица. Так и здесь — в экспозиции характеры определяются, в кульминации, которой служит сама катастрофа, действуют в соответствии с заданным, совершая подвиги либо подлости, поскольку в экстремальных условиях среднего не дано.
Таким образом, по крупному счету фильм-катастрофа есть своего рода Большая Проверка личности, эксперимент на прочность ее нравственных устоев.
Итак, на экране:
Александр Фатюшин — усы, рюкзак, потертая кожанка, современность, динамизм, обаяние и некоторое легкомыслие — безбилетный пассажир ненароком учиняет пожар в поезде, вдобавок похищает прелестную проводницу, в итоге же, как от него и ожидаешь, предстает перед нами честным, смелым парном.
Елена Майорова — естественность, бесхитростность, незатейливое кокетство, провинциальный говорок: «Все вы серьезные — выпить, в ресторан, а потом лезете, как...»,— похищенная проводница догоняет пылающий состав, в дыму и огне проявляет чудеса храбрости.
Альгимантас Масюлис — металлические седины, металлический взгляд, надменность, элегантность — цирковой дрессировщик, он озабочен личным комфортом, чурается помощи ближних, но жизнь в лице (простите — морде) его путешествующих в том же поезде лошадей сурово ему мстит.
Три румяных курсанта пожарно-технического училища — проявляют чудеса храбрости; спекулянт в заграничной кепочке с помпоном — жизнь сурово ему мстит; Олег Голубицкий в роли начальника поезда — проявляет... Валерий Рыжаков, симпатичный даже в крайне несимпатичном образе — жизнь сурово... Одним словом, в математически точно организованной авторами фильма неразберихе катастрофы каждый пожинает судьбу, которую, но известной пословице, сам себе предопределил, посеяв характер. И каждая «жатва» произведет впечатление, хотя времени приглядеться к участникам событий у нас не многим больше, чем, скажем, у любопытных на полустанках, мимо которых грохочет 34-й скорый. Все смешалось, все несется в бешеном темпе...
Машинисты, стрелочники, проводники, пассажиры, дорожные рабочие, пожарники...
Загадочная Ирина Печерникова... Взрослые, дети, кони... Но вот — Дуров. Как всегда, достоверный, обстоятельно, уютно обживающий экран. Добротный актер. И — добрый. Он играет клоуна, он суетлив, общителен, неугомонен от того, что исполнен сердечного расположения к сущему на этой земле. Дуров со щемящей веселостью являет нам человека, над которым нависла угроза слепоты, и на пороге тьмы он словно жаждет на все насмотреться и все свершить, что может. Он — нерв картины. В финале клоун понуро сидит на рельсах, он пожертвовал зрением, чтобы спасти детей. К нему подходит мальчик, берет за руку: «Дядя, пойдем домой»,— и он бредет, спотыкаясь, слепой и, может быть, самый зрячий, самый душевно зоркий из всех, кто вокруг.

Станислав Токарев
«Спутник кинозрителя», февраль 1982 года


просмотров: 79 комментариев: 0
Представьтесь *
Email: *
Я не робот *:




Сегодня
24.04.2017

24 апреля родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 24 апреля

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы

Книги Игоря Прокопенко
Терроризм от Кавказа до Сирии
Терроризм от Кавказа до Сирии

Книги Игоря Прокопенко

Новости кино от Гоблина

Предыдущие выпуски
Золотой стикер для iphone 5
Золотой стикер для
iphone 5

Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Удачна ли экранизация?
Удачна ли экранизация?

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика