kino-cccp.net
Прощаемся
22 февраля 2017 г. нас покинул режиссёр
читать биографию
Алексей Петренко

ОСКАР
ОСКАР 1941: номинанты и победители
ОСКАР 1941: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Великие тайны
Смерти нет. Тайна академика Бехтерева...
Смерти нет. Тайна академика Бехтерева...

Великие тайны все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не/смотря ни на что (2017)


Не/смотря ни на что (2017)
Не/смотря ни на что (2017)

Патерсон (2016)


Патерсон (2016)
Патерсон (2016)

Лев (2016)


Лев (2016)
Лев (2016)

Лего Фильм: Бэтмен (2017)


Лего Фильм: Бэтмен (2017)
Лего Фильм: Бэтмен (2017)

Джон Уик 2 (2017)


Джон Уик 2 (2017)
Джон Уик 2 (2017)

На пятьдесят оттенков темнее (2017)


На пятьдесят оттенков темнее (2017)
На пятьдесят оттенков темнее (2017)

Обитель зла. Последняя глава (2016)


Обитель зла. Последняя глава (2016)
Обитель зла. Последняя глава (2016)

Голос монстра (2016)


Голос монстра (2016)
Голос монстра (2016)

Коммивояжёр (2016)


Коммивояжёр (2016)
Коммивояжёр (2016)

Молчание (2016)


Молчание (2016)
Молчание (2016)

Архив анонсов
Не стало актёра Алексея Петренко
Не стало актёра Алексея Петренко

Тактаров отказался от роли убивающего украинцев русского
Тактаров отказался от роли убивающего украинцев русского

В США умер актер сериала «Твин Пикс» Уоррен Фрост
В США умер актер сериала «Твин Пикс» Уоррен Фрост


Главная » История кино

Наталья Гундарева: Впереди - обрыв...


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Наталья Гундарева: Впереди - обрыв...

Наталья Гундарева: Впереди - обрыв...
- Мы с вами обо мне столько всего уже написали за последние… сколько лет? Пятнадцать? Двадцать? Книжку уже можно сложить! Толстую. Нет, я в соавторы не набиваюсь. Это всё - под вашу ответственность. Я к тому, что курортный Израиль не располагает оттаивающих москвичей к интеллектуальным беседам… Меня, во всяком случае. Сейчас. Давайте просто поболтаем? - предложила г-жа Наталья Гундарева, с лёгкой гримасой потирая правую ногу.

- Что с ногой, Наталья Георгиевна?
- Кружку уронила. Знаете, здоровая такая, подарочная, красивая, с крышкой. В гости собиралась, искала подарок - и вдруг вспомнила, что человек кружки коллекционирует, а у меня как раз замечательнейший экземпляр пропадает, который я даже оценить по достоинству не могу. Вытащила эту кружку, подняла, и она из рук моих выскользнула - да прямо по ноге!

- Болит?
- Сейчас уже нет… Вообще моя правая нога, будто заговорённая. Играла в спектакле, попала в какую-то ямку на сцене - подвернула так, что пришлось "замораживать". Ну, полежала немножко - до следующего спектакля. Играю снова и - на том же месте, представляете? - рву ахиллесово сухожилие. Потом - в гипсе два месяца. Проходит некоторое время, едем мы на гастроли в Харьков. Поднимаюсь я по лесенке перед спектаклем - на сцену уже иду! - и одну ступеньку просто не замечаю… Трах - перелом! Да такой, что кусок кости отвалился!

- Может, стоит к бабке-ведунье обратиться - сглаз с ноги снять?
- Да не верю я никаким бабкам! Просто бытовой травматизм процветает на моём поприще. Я бьюсь всё время. Называю это "падучей". Вечно побитая, вечно в синяках, подтёках, царапинах. Привыкла уже.

- А серьёзной опасности подвергались когда-нибудь?
- Да. Я вела машину, попала в аварию. Ударилась о руль. Вот, видите, шрам… В травмпункте зашили рану - и всё. А через пять дней прихожу снимать скобки, и выясняется, что у меня дыра сквозная изо рта в подбородок! Пятна уже синие по лицу пошли - заражение крови начиналось. Врачи переполошились, назначили инъекции лекарства какого-то - всё лицо обкалывали. Три месяца не работала.

- А если бы вы сами были врачом, то каким?
- Я? Хирургом. У меня пальцы сильные. И потом я очень кропотлива. Если кому-то нужно какой-нибудь узел тугой развязать, всегда меня просят. Час буду сидеть, но развяжу! Терпение китайское.

- После той аварии машину продолжаете водить?
- А как же! Это мой дух проживания жизни: неожиданно срываться на машине - лететь в магазин, что-то покупать, спорить…

- Сергей Шакуров недавно хвастался, что ремонт в его новой квартире, где он сейчас наслаждается одиночеством, делали вы.
- Да. Капитальный ремонт с перестройкой, со сломом стен, окон и всего остального.

- Неужто сами стены ломали?!
- Ну, стены не ломала, конечно, и с мастерком не работала. Но всё спланировала, расчертила и мебель ему купила, и занавески. Мебель, правда, пришлось три месяца ждать, однако он вошёл в квартиру, где можно было жить…

- Вы в жизни так же напористы, как ваши героини в кино?
- А то вы не знаете! У меня просто других вариантов никогда не было. В одной актрисе заразительная нежная томность, в другой - задумчивость, интеллект, в третьей - жизнелюбие, оптимизм… Вот это третье я являла собою в молодости. И ко мне такой привыкли. И теперь везде - в театре, в гостях, даже дома, - если я на минуту задумаюсь или загрущу, кто-нибудь сразу начинает озабоченно выяснять: "Наташа, что случилось?". Единственное место, где я принадлежу себе, - это туалет. И дача, если я там одна.

- А как вы боретесь с плохим настроением?
- Я стараюсь думать, что сейчас на этой земле кому-то ещё хуже… И ещё помогает анекдот один. Мужик спрашивает приятеля: "Вась, ну когда же хорошо-то будет?" - А тот отвечает: "Так ведь было уже!".

- Это правда, что главный режиссёр театра Маяковского Андрей Гончаров не хотел вас брать на работу?
- Да, не хотел: фигурка у меня неказистая. На первом показе по актёрским качествам я ему, кажется, понравилась. А вот внешность… Я даже не лицо имею в виду, а фигуру. Это вечная проблема театра: режиссёру нужна героиня. Молодая, тонкая, звонкая, желательно красивая… Когда я первый спектакль выпускала с Гончаровым, он всё время ставил меня на 12-сантиметровые шпильки, обязательно затягивал в корсет. А куда всё денется? Если корсет на моей талии затянуть, то талия на спину перемещается. Но постепенно я всех с собой примирила - и зрителей, и самого Гончарова… Хотя есть, конечно, вещи, от которых не убежишь. Понимаете, чтобы играть Варю в "Вишнёвом саде", нужно всё-таки быть девушкой 46-го размера. Иначе это будет Варя, которая обожрала всю семью Раневских.

- А кстати, вы сами к какой еде хорошо относитесь?
- Я плохо отношусь к картошке и к макаронам. Я хочу картошки один раз в год. Иду на рынок, покупаю, жарю и с кетчупом ем. И это для меня - отдельное блюдо, а не гарнир. Люблю мясо и рыбу, но отварные - не жареные. Хлеб ем только с селедкой или с рыбой солёной. Фрукты мне есть нельзя…

- Почему?
- Ну, уж вы-то должны меня понимать, как никто! - Желудок больной.

- Ну, да. И пьём мы с вами по той же причине исключительно виски.
- Да! Именно вследствие прискорбности с животом - виски и хорошую водку. Хотя, конечно… Когда посмотришь на эту цену, становится несколько тошновато. А из "дьюти фри" тоже ведь ящик не попрёшь - ну, бутылочку-две купишь, возвращаясь с гастролей. Так ведь оно же расходуется…

- Дома еду вы готовите сами?
- Это я раньше готовила, и очень даже неплохо. Это вы по прежним временам помните и первое, и второе, и третье. А теперь на подвиги у плиты тянет редко. Бывает, даже салат лень порезать… Хотя в последнее время магазинные салаты утопают в каких-то майонезах, которые я не ем, и приходится иногда самой…

- Так чем же вы Михаила Александровича бедного кормите?
- Он совсем не бедный! У нас рядом хороший магазин, довольно-таки дорогой, и там качественные продукты. Купить вырезку, бросить на сковородку, пожарить… или там рыбу в кастрюлю кинуть, отварить - разве это готовка? Готовить - это когда куры-гуси-утки, борщи, шаляпинские макароны, гороховый суп с голяшкой, хаш, харчо.

- А если выдаётся свободный день?
- Он пролетает будто за два часа. Я совершенно не понимаю людей, которые спрашивают: "Тебе не скучно одной?". Я принадлежу себе и, кажется, только начинаю проживать этот день, как с ужасом обнаруживаю закат за окнами! Знаете, я привыкла вставать перед работой в 9 часов утра, и подъём, скажем, в половине девятого для меня лучше расстрелом заменить. Но в те дни, когда я знаю, что буду дома одна, я встаю рано, чтобы продлить удовольствие… А праздники я обычно провожу в театре. Знаете, редкое везение: почти всегда я занята в спектакле, который идёт на Рождество, в день Крещения, 31-го декабря. Мы заканчиваем около одиннадцати - в гости уже ни к кому не поедешь. Поэтому вскладчину собираем на стол… ну, кто что принесёт… и так отмечаем праздник.

- А сны вам часто снятся?
- Редко. Но… Не думаю, что вещие, однако очень интересные и красивые. Такой вот… Какая-то пропасть, горы, звёзды. Красный закат. Солнце село уже, а небо почему-то тёмно-синего цвета. Я скачу куда-то на коне и знаю, что впереди - обрыв. Я мчусь вдоль уступа скалы, выдвинутой над пропастью. Я понимаю, что всё это очень красиво и что это - конец. Вот край обрыва, и я - лечу!

- Летите?
- Да. Я во снах всё время летаю. Снилось как-то, что я захожу в лифт на первом этаже высотного дома и нажимаю кнопку последнего этажа. Двери закрываются, и вдруг я вижу табличку: "Лифт не работает". Но уже поздно: кабинка разгоняется вверх, и я понимаю, что сейчас врежусь в крышу, вылечу и убьюсь. Вылетаю… и - начинаю парить над городом. Или другой сон: идёт урок физкультуры, нужно делать какие-то прыжки. Я отталкиваюсь от земли и - зависаю в воздухе. И, главное, понимаю, что могу так сколько угодно. Это всё не страшно, а вдохновенно: отталкиваться и парить!

- А наяву вам бывает страшно?
- Смерти боюсь. Больше ничего. В детстве очень боялась тумана. В школу тогда ещё не ходила, маленькая была. Мы жили на даче в деревянном доме… Там были ходики с кукушкой. В сенях всегда стояло молоко. Его топили в печке, разливали по банкам и ставили в прохладные сенцы. Сад, сиреневые кусты. И цыплята, которых я ужасно боялась, потому что меня в трёхлетнем возрасте укусила сиамская кошка. Я с тех пор вообще животных боюсь и даже цыплят… Так вот, от нашего дома деревянные мостки вели куда-то вниз… кажется, в огород. И из этой низины каждый вечер медленно поднимался страшный туман. Меня ничем невозможно было испугать: ни милиционерами, ни дюдюками, ни какими-нибудь лешими. Но стоило кому-нибудь прошептать: "Наташа! Тума-ан!.." - и я летела в дом, себя не помня от страха.

- А как справлялись с вами родители в городе при ясной погоде?
- Я родилась в 48-м. И до 51-го мама сидела дома - растила меня сама, чтобы не избаловали бабки. Но потом всё равно ей пришлось пойти работать. С нами жили бабушка-пенсионерка и мамина сестра, которая училась ещё. Папе одному трудно было прокормить такую ораву… Так вот, когда мама пошла работать, я стала ужасной, потому что бабушка меня страшно баловала. Если я орала, что не пойду домой обедать, она могла мне вынести суп во двор. Мы жили рядом со станцией метро "Таганская". Фундамент дома был не совсем обычный, и двор наш несколько возвышался над уровнем близлежащих улиц. И там, внизу, вечно сновали тётки-мороженщицы. Бабушка сверху протягивала им деньги, а они подавали ей мороженое. Для меня, разумеется. На бабушке было такое… платье-халат, и в кармане всегда лежала чайная ложка: она боялась, что я простужусь, если буду хлебать это мороженое без ложки… Ещё помню, как я убегала от провожатых, когда меня в школу стали водить. Тогда ведь не боялись, как сейчас, что ребёнка украдут и запросят выкуп. Но боялись дорог, машин, и поэтому провожали в школу. Так я нарочно убегала, пряталась и переходила дорогу сама, чтобы показать, какая я самостоятельная и взрослая.

- Тот дом ещё стоит?
- Да. Сейчас его отдали Пугачёвой, у неё там, по слухам, офис.

- А вы теперь живёте на 1-й Тверской-Ямской… Как вы думаете, войдя в вашу квартиру, можно определить, что это жилище Натальи Гундаревой?
- Не знаю. Вы же видели: у меня фотографий на стенах нет, афиш и плакатов тоже. В кабинете моём, на полке, стоят снимки семейные, но обычные, без красот театральных. Я вообще не выношу портреты "неземной красоты". Но и те снимки никто не видит, потому что до кабинета гости и посетители обычно не добираются. Когда кто-то приходит, нам хватает гостиной и кухни. Спальня и кабинет не затрагиваются присутствием посторонних. Кабинет маленький, там только диванчик и книги. Я сама-то редко туда захожу. А читаю и тексты ролей учу только лёжа. Сидя не умею.

- Есть ещё привычки, без которых вам трудно себя представить?
- У меня одна жуткая привычка: мне надо, чтобы всё стояло и лежало на своих местах. Я этим терроризирую всех родных.

- Это что-то немецкое…
- Папа у меня русак чистый… знаете, русее не бывает. А у мамы со стороны её отца есть немецкие корни. Деда я не знаю, только фотографии видела. А у бабушки, маминой мамы, греки в роду. Предок какой-то был судовым механиком и привёз себе из плавания гречанку. Я, как видите, похожа на отца. Мама совсем нерусского типа. У неё глаза зелёные, большущие такие, русалочьи. Нос немножечко с горбинкой, рот чувственный. Скуластая. Ей сейчас 76 лет, но если она выходит куда-то, готовится, одевается, про неё никто не скажет "старуха". Потому что порода в ней, конечно, мощная… Бабушка была совсем восточного облика. А одна из её сестер, маминых тёток, просто статуя греческая: без переносицы, с большими глазницами, с узким, строго очерченным ртом.

- А как все эти смеси, Наталья Георгиевна, в вашем характере проявляются?
- Совершенно определённо: взбалмошность греческая, рассудительность немецкая и полное русское "растудыть".

- Вам приходилось совершать поступки, которыми потом можно всю жизнь гордиться?
- Не знаю… Я однажды человека вытащила из-под машины. На него мчался атомобиль, и я его выдернула прямо из-под колёс. Это жуткая история была… Тот шофёр тогда семерых положил. Семерых! И человек, мною спасённый, мог стать восьмым… Ну, и чем же гордиться? Тем, что не стала стоять и смотреть, как его задавят?.. Или вот звонит мне знакомый и говорит, что его жена запила, а я знаю, что она уже три года пьёт. И я мчусь и усилием собственной воли помогаю ей начать жить нормальной жизнью. Но сказать, что я этим горжусь?.. Меня вообще легко "купить" словами "Наташа, нужно помочь!" - я моментально рву с низкого старта. Может, это оттого происходит, что у меня нет детей и мне мало заботиться только о муже.

- Кстати, о муже. Вы сейчас живёте с ним вдвоём?
- Да. Мама живёт отдельно, рядом с нашим театром…

- …где вы много лет работали вместе с актёром Михаилом Филипповым. Работали-работали - и вдруг вышли за него замуж!
- Ну, как-то так получилось. Тут уж пути Господни, как говорится…

Станислав Швейковский
Тель-Авив, апрель 1999


просмотров: 29 комментариев: 0
Представьтесь *
Email: *
Я не робот *:




Сегодня
24.02.2017

24 февраля родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 24 февраля

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы

Книги Игоря Прокопенко
Загадки цивилизаций
Загадки цивилизаций

Книги Игоря Прокопенко

Новости кино от Гоблина

Предыдущие выпуски
Золотой стикер для iphone 5
Золотой стикер для
iphone 5

Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Юнги из сорок третьего
Юнги из сорок третьего

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика