kino-cccp.net
Прощаемся
14 ноября 2017 г. нас покинул актер
читать биографию
Виталий Шаповалов

ОСКАР
ОСКАР 1937: номинанты и победители
ОСКАР 1937: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Застывшая тайна планеты
Застывшая тайна планеты

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Полуночный человек (2017)


Полуночный человек (2017)
Полуночный человек (2017)

Демон революции (2017)


Демон революции (2017)
Демон революции (2017)

Скиф (2017)


Скиф (2017)
Скиф (2017)

Детки напрокат (2017)


Детки напрокат (2017)
Детки напрокат (2017)

24 часа на жизнь (2017)


24 часа на жизнь (2017)
24 часа на жизнь (2017)

Плюшевый монстр (2017)


Плюшевый монстр (2017)
Плюшевый монстр (2017)

Все деньги мира (2017)


Все деньги мира (2017)
Все деньги мира (2017)

Пила 8 (2017)


Пила 8 (2017)
Пила 8 (2017)

Скрюченный домишко (2017)


Скрюченный домишко (2017)
Скрюченный домишко (2017)

Архив анонсов
Умер Дмитрий Хворостовский
Умер Дмитрий Хворостовский

Эльдару Рязанову исполнилось бы 90
Эльдару Рязанову исполнилось бы 90

Владимир Яглыч стал стриптизёром
Владимир Яглыч стал стриптизёром


Главная » История кино

Елена Тяпкина: Из жизни актрисы


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Елена Тяпкина: Из жизни актрисы

Елена Тяпкина: Из жизни актрисы
Когда будете смотреть «Радугу» Марка Донского (а картина эта, поставленная в 1943 году, отнюдь не стала достоянием киноархивов), представьте, чего стоил актрисе Елене Алексеевне Тяпкиной первый кадр. Она играла роль Федосьи, украинской колхозницы, в чьем доме живет немец-каратель.
В первом кадре — занесенное снегом село: иней на тополях, лед на колодце, тропинки, протоптанные между сугробами. И трупы, окаменевшие на морозе. Один, висит на дереве, другой примерз к земле.
Рослая, сильная Федосья, идя с ведрами по воду, набрела на окоченевший труп и замерла: «Сыночек, сыночек...»
Один из участников съемки рассказывал: Елена Алексеевна узнала тогда о гибели на фронте родного сына. Группа хотела отменить съемку: нельзя же требовать от актрисы, чтобы она вторично пережила такие страшные мгновения. Но в ответ было сказано: «Нет, снимайте. Мы воюем».

У фильма равнодушных зрителей не было. Его смотрела вся наша армия. Его показывали всюду, где можно подвесить экран и включить движок. Натерпевшаяся горя Федосья, вынужденная прислуживать гитлеровцу и его сожительнице в своей же хате и все-таки нисколько не потерявшая человеческого достоинства, остановившая самосуд над немцами, когда подходили свои, она стала олицетворением народного характера— сильного, гордого, благородного.
У Виктора Астафьева есть рассказ «Старое кино» — о том, как он сам и его товарищи, солдаты-фронтовики, смотрят «Радугу» в клуне, сидя на молотильном току. Были видны звезды сквозь разодранную соломенную кровлю, слышался перестук пулеметов с передовой. То, что происходило на экране, соединялось с тяжелым дыханием бойцов, плотно, будто пули в обойму, набившихся в сарай, и от них исходил запах земли и пороховой гари. И там, на экране, и здесь, на фронте, «дрались и умирали взаправду».
Писатель посвятил свои рассказ Е. А. Тяпкиной, наверно, потому, что она играла и горе и гордость Федосьи взаправду.
Недаром, значит, итальянские кинематографисты, те, которых потом весь мир узнал как неореалистов, поначалу называли себя «радужистами» — они смотрели фильм Донского тайком, были потрясены подлинностью характеров и переживаний на экране и стали приверженцами такой же правды обстоятельств и чувств в искусстве.

...Прошло много лет, и уже невозможно, наверно, восстановить все подробности биографии фильма. Она сама — история фильма Марка Донского — постепенно становится одной из героических легенд военных лет. И не так-то просто спросить сегодня актрису, как же тогда все произошло. Партнеры нередко пересказывают обычные кинематографические байки — о том, как на залитом сорокоградусным зноем ашхабадском стадионе декораторы искусно выстроили скованное декабрьской стужей украинское село. Вообще чаще всего почему-то очевидцы рассказывают, как кино умеет изобразить то, чего не было, а вот как возникает на экране неподдельное, природное?
Однажды мы разговорились об этом с Еленой Алексеевной. Действительные подробности события оказались, как это обычно бывает, и проще и возвышеннее, чем молва о них:
— Как только я уехала с театром из Москвы в эвакуацию, сын Глеб пошел в военкомат и подал заявление в ополчение. У него было освобождение от военной службы по состоянию здоровья. В 1943 году меня вызвали в Москву. На вокзале вижу Эраста Гарина — он встречал меня. Эраст плачет, говорит: Глеб погиб...
А уже тогда предложили сниматься в «Радуге». Кто советует, кто не советует. Николай Охлопков говорит: «Не снимайся, тебе будет слишком тяжело, твоя Федосья видит труп убитого сына, как ты сможешь сыграть такое, не надо!» Все-таки я согласилась сняться. Но с условием — без репетиций и без дублей: повторить не смогу. Все же перед самой съемкой стало невозможно тяжело. Я говорю режиссеру; «Пощадите, сил не хватит!» В самом деле, слезы душат. А режиссер, горько поникнув своей головой, гладит меня по серенькой такой шалюшке, мокрой от слез, и молчит. А я повторяю: «Правда, не смогу, пощадите». Тогда он выдавил из себя такое распространенное в ту пору слово: «Надо!» -Да, — говорю, — понимаю, что надо, постараюсь, но не знаю, что получится. Режиссер попросил меня почистить перед камерой картошку — наверно, чтобы занять мое внимание простым, привычным действием, не выматывать ожиданием мои силы.
И вот я чищу картошку, рассказываю про поездку в Москву. И как-то само собой сказалось: «Сыночек, сыночек...»
Кадр был снят незаметно для меня. Тут режиссер встал передо мной на колени и поцеловал руки, еще вымазанные картошкой.

...Дорогой ценой достаются порою кинематографу мгновения истины. Но историю этого кадра, если быть точным, надо начать издалека, с того времени, когда молоденькая Леля Тяпкина из Замоскворечья решила идти в режиссеры. Ее увлекли лозунги «Театрального Октября», провозглашенные Всеволодом Мейерхольдом, его призывы служить искусством революции. И Леля Тяпкина, Тяпа, как ее называли товарищи, решила поступать на режиссерское отделение мейерхольдовских «мастерских»: ведь у режиссера, что ни говори, роль в искусстве более активная и самостоятельная, потому Тяпкина и выбрала режиссуру. Ей пришлись по нраву интеллигентность и особая, молодцевато-спортивная повадка молодых ребят, знавших наизусть Пушкина и Маяковского и с энтузиазмом учившихся боксу.
Здесь — исток духовной жизни артистки. Она все же стала не режиссером, а артисткой. Мейерхольд, восхищенный мажором ее натуры — а он высоко ценил это свойство,— и полнозвучностью ее «замоскворецкой» речи, и юмором, всей ее жизненной силой, всем ее обликом, таким подходящим мажорному и задиристому молодому театру, предложил ей большую роль помещицы Гурмыжской в «Лесе» Островского. В избранном им сатирическом ключе молодая Тяпкина играла агрессивную жизнелюбивую рыжеволосую даму средних лет. Она появлялась со стеком в руке, кокетливо похлестывая им по сапожку — только что с коня, наверно, азартно скакала по окрестностям амазонкой,— жадная до жизни помещица. Она женила на себе племянника-гимназиста (его играл Иван Пырьев, тоненький, стройный, акробатически ловкий). Было в этой своенравной даме еще и нечто от ее брата — лицедея Несчастливцева. Гурмыжская тоже была не чужда лицедейству, но в житейском обиходе. Этот образ, призванный заклеймить барские прихоти и своеволие, актриса невольно пронизала еще собственным звонким жизнелюбием. Ее обаятельная молодость просвечивала сквозь разоблачительную сатиру. В зале не умолкал веселый хохот зрителей.
И тогда и позже полутона, легкие штрихи, едва заметные нюансы актрису как-то не привлекали. Она любила самую сочную краску. То, что в теории театра, прежде чем в кинематографии, ее сотоварищ Сергей Эйзенштейн назвал аттракционом. Сыграть и комедийную и трагедийную роль аттракционно — таков был не только ее личный вкус, это был вкус школы и стиль времени. Играть — так «во весь голос», во весь рост, и то, что любимо, и то, что ненавидимо. Такая была эстетика.

Актрисой «крупного почерка» запомнилась Тяпкина зрителям по многим киноролям, список которых открывает монументальная мачеха в «Веселых ребятах», включает в себя старомосковскую барыню Ахросимову в киноэпопее «Война и мир» и многие другие большие и маленькие роли. В каждой непременно дает о себе знать какая-то грань полнокровного национального характера самой актрисы. Ее некое самородное достоинство. Чувство полноты жизни — в радостном и горьком.
Ведь и в истории ее артистического подвига в «Радуге» главное, наверно, именно человеческое достоинство и способность отдать себя творчеству целиком, всем существом.
Эраст Гарин рассказывал мне: «Мейерхольд был, как известно, человеком трудным, хлестким. Иногда несправедливым. Мы все, его ученики, испытали на себе характер Мастера. Все, кроме Тяпкиной. Мастер испытывал к ней особое, нерушимое почтение. Даже, мне кажется, побаивался ее».
Все, что несет в себе личность этой актрисы, так или иначе отозвалось в ее творчестве.

...Написав эти строки, я решил показать их Елене Алексеевне — для апробации. Но она улыбнулась — пишите, сказала, как считаете нужным. Может быть, не хотела снова возвращаться к прошлому. И неожиданно добавила: «Лучше почитайте-ка, что я сама написала ». И протянула мне только что отпечатанные на машинке немногословные воспоминания о своей юности. Своего рода новеллы — о верной, единственной, неразделенной любви к ней одного очень талантливого человека, театрального критика. Так свободно писать о личном может только очень чистый, совсем прозрачный человек. Такова она и есть — актриса Елена Алексеевна Тяпкина.

Я.Варшавский
«Советский экран» № 17, 1981 год


просмотров: 166 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
25.11.2017

25 ноября родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 25 ноября

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Всегда помнить
Всегда помнить

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика