kino-cccp.net
Прощаемся
13 сентября 2018 г. нас покинул режиссёр
читать биографию
Роман Баскин

ОСКАР
ОСКАР 1949: номинанты и победители
ОСКАР 1949: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Старость в радость
Старость в радость

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Девушка с косой (2017)


Девушка с косой (2017)
Девушка с косой (2017)

Излом времени


Излом времени
Излом времени

Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Архив анонсов
Голубкина устроила пожар в детском саду
Голубкина устроила пожар в детском саду

Нагиев рассказал о службе в армии
Нагиев рассказал о службе в армии

Наталья Андрейченко открыла частную школу
Наталья Андрейченко открыла частную школу


Главная » История кино

Валя, Валентин. Валентин Иванович


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Валя, Валентин. Валентин Иванович

Валя, Валентин. Валентин Иванович
Когда я услыхал об этом, то вначале просто не принял всерьез:
— Вале Ежову шестьдесят?! Да вы что? Ерунда, ошибка! Или просто его же собственная выдумка! Вы что, Валю не знаете?
Уверен, так было не только со мной. В самом деле, как тут поверить!
По-юношески стремительный человек. Выдумщик, фантазер. Вспыльчивый. Влюбчивый. Увлекающийся до самозабвения. Полный юмора, замыслов, жадности к жизни... Ну разве соответствует все это такому рубежу, как седьмой десяток? Нет, конечно!
И вместе с тем, вместе с тем...
Всплывет вдруг в памяти эпизод гибели летчика из «Крыльев», или монолог Травкина из комедии «Тридцать три», или финальная молитва Инги из пьесы «Соловьиная ночь», и невольно подумаешь: как это родилось? Откуда возникло? Каким чутьем угадано?
И тогда начинаешь вспоминать.
Вспоминаешь, что человек этот повидал-таки в жизни кое-что: был призван в армию в 40-м, отвоевал «от звонка до звонка», был радистом в морской авиации, имеет боевые награды, после войны поступил в пединститут и одновременно во ВГИК и некоторое время посещал занятия в двух вузах одновременно. Он учился на курсе А. П. Довженко, который всего однажды вел сценарную мастерскую. А сразу после института стал сотрудничать с видными мастерами — Марком Донским, Борисом Барнетом.
Вспоминаешь, что нет темы в разговоре, которую он не смог бы поддержать, поражаешься его широкой осведомленности в самых разных, порой полярно противоположных сферах бытия.
Вспоминаешь его мгновенную реакцию на любой сюжет, сценарий, замысел: ему еще только рассказывают, а он уже предлагает свои ходы и решения, острые, четкие, неожиданные до парадоксальности.
Вспоминаешь, с какими режиссерами он успел поработать: Г. Чухрай, Г. Данелия, Л. Шепитько, В. Басов, А. Михалков-Кончаловский, В. Жалакявичус, С. Бондарчук!
Вспоминаешь, что он первым из советских сценаристов стал лауреатом Ленинской премии, стал в возрасте сорока лет, после блистательного взлета «Баллады о солдате».Вспоминаешь, какие точные и доброжелательные советы дает он своим ученикам во ВГИКе и на Высших сценарных курсах.
Вспоминаешь, наконец, что по его сценариям поставлены уже десятки фильмов, награжденных на самых представительных кинофестивалях—и наших всесоюзных и международных.
И вот тогда за известной многим бравадой, за видимой небрежностью и иронией, за безоглядной веселостью приоткрывается совсем другой человек. Драматург божьей милостью, кинематографист до мозга костей. Сценарист с прирожденным чувством сюжета, диалога, ситуации. Писатель, полный напряженного внимания к жизни. Человек, широко занимающийся общественной деятельностью, ведущий большую работу в Союзе писателей РСФСР и Союзе кинематографистов СССР, коммунист с тридцатилетним стажем, дважды избиравшийся депутатом Краснопресненского райсовета.
Я не искусствовед и не ровесник Валентину Ивановичу, наверное, не смогу так вот, с ходу, точно сформулировать ту главную, щемящую тему, ту заветную мысль о жизни, которую он несет в искусстве от имени своего поколения. Но передо мной проходят его ленты, и мне кажется, я ее чувствую — эту щемящую тему, эту выстраданную сердцем частичку правды времени. Поиск человечности, исторический ход века через судьбы и души, истинная мужественность и чувствительность — да-да, именно это традиционное наследие великой русской литературы, ее эмоциональность — вот что прежде всего трогает меня в лентах по сценариям Валентина Ежова.
— Господи, если хочешь, возьми мою маленькую жизнь, но пусть будут всегда живы все люди на земле! Пусть никогда не убивают друг друга!— молится Инга в «Соловьиной ночи», и в этой молитве немецкой девушки звучит торжество правоты нашего солдата, победившего в великой войне во имя общечеловеческого счастья.
— Ага! Не любишь!—кричит Алеша Скворцов в «Балладе о солдате», стреляя в фашистский танк, и с этой великолепно найденной фразы возникает трогательнейший образ великого поколения.
И неторопливый, насмешливый солдат Сухов («Белое солнце пустыни»), и замкнутый, полный внутреннего напряжения ума и воли Циолковский («Человек с планеты Земля»), и переживающая трагедию личного отчуждения от современности бывшая боевая летчица («Крылья»), и зажженные огнем революции герои фильма «Это сладкое слово—свобода!», и неистовые, эпически могучие Устюжанины и Соломины («Сибириада») — все эти образы созданы на высоком накале того же чуткого, близкого ощущения времени, и хотя, как положено в коллективном искусстве кино, воплощались они далеко не одним художником, первые шаги к их рождению сделал именно он, человек, достойный именоваться мастером.
Недавно я случайно оказался на съемках кинопроб к фильму «Красные колокола». Валентин Иванович, как истинный киносценарист, был рядом с постановщиком, и они составляли собой весьма контрастную пару: немногословный, мягкий, немного загадочный Сергей Федорович Бондарчук и возбужденный, мечущийся Ежов. Он носился по павильону, заглядывал в камеру, шептал что-то на ухо Бондарчуку, подскакивал к актерам, а потом вдруг попросил:
— Сережа, сними меня тоже!
— Тебя? — тихо удивился Бондарчук.
— Ну да! Скоро тридцать лет, как я работаю в кино, и ни разу не видел себя на экране. Сними, пожалуйста!
Бондарчук посовещался с операторами и согласился.
Ежов вдохновенно встал перед камерой и, когда ее включили, сказал тоном лектора:
— Спрашивают, что важнее—жизнь или искусство? Одни отвечают, что искусство—это самое главное в жизни, другие—что их жизнь в искусстве. Теперь понятно, что для нас главное в искусстве—жизнь. Все.

Это, конечно, шутка. Но он и тут остался профессионалом: знал, что снимают на остатке пленки, и точно уложился в буквально считанные кадры, доведя свое «выступление» до предельного лаконизма. А мысль выразить все-таки успел.

...Говорят, когда ему вручали Ленинскую премию, он, в то время еще малоизвестный сценарист, попав в группу награжденных, среди которых были Твардовский, Рихтер, Сарьян, огляделся по сторонам и виновато развел руками:
— Извините за компанию.
Убежден, что, посмотрев «Балладу», а за ней и другие его фильмы, любой из самых знаменитых деятелей искусства сегодня скажет:
— Спасибо за компанию, Валентин Иванович!

Одельша Агишев
Журнал «Советский экран» № 6, 1981 год


просмотров: 102 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
25.09.2018

25 сентября родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 25 сентября

Новинки книг
Пятьдесят оттенков свободы
Пятьдесят оттенков свободы

Новинки книг
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Правдивая сказочная история
Правдивая сказочная история

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика