kino-cccp.net
Прощаемся
14 ноября 2018 г. нас покинул актер
читать биографию
Сергей Юртайкин

ОСКАР
ОСКАР 1967: номинанты и победители
ОСКАР 1967: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Старость в радость
Старость в радость

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Девушка с косой (2017)


Девушка с косой (2017)
Девушка с косой (2017)

Излом времени


Излом времени
Излом времени

Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Архив анонсов
Пореченков стал ведущим «Спокойной ночи, малыши»
Пореченков стал ведущим «Спокойной ночи, малыши»

Виктория Исакова скрывала, что родила дочь
Виктория Исакова скрывала, что родила дочь

Фильм «Айка» победил на кинофестивале в Котбусе
Фильм «Айка» победил на кинофестивале в Котбусе


Главная » История кино

Адель, Птеродактиль и их отец Бессон


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Адель, Птеродактиль и их отец Бессон

Адель, Птеродактиль и их отец Бессон
Безумная история Люка Бессона - «Необычайные приключения Адель», фильм-закрытие 32 Московского Международного кинофестиваля.

Когда в небе Парижа вместо самолетов летает птеродактиль, а на улицах встречаются ожившие мумии, жителей города может спасти только… красота. Впрочем, это не единственное достоинство Адель Блан-Сек - отважной красавицы-романистки с археологическим образованием, которой практически в одиночку придется разобраться в причинах столь невероятных событий, оседлать птеродактиля и… убедить мумий не причинять вреда простым гражданам!

Люк Бессон (сценарист, режиссер)
Знакомство с Жаком Тарди
Это долгая история. Вообще я влюбился в его героиню, Адель, еще лет десять назад. Я пытался связаться с Тарди, но, к сожалению, он уже договорился об экранизации «Приключений Адель» с другим режиссером. Тогда это меня немного огорчило, но я был доволен тем, что он выбрал замечательного режиссера и пожелал им удачи. Потом я с нетерпением ждал выхода фильма на экран, но этого так и не произошло. Спустя три или четыре года, я снова позвонил Тарди, и он сообщил мне, что у него возникли разногласия с тем конкретным режиссером и вообще со всем кинематографом в целом. Он начисто отвергал идею экранизации. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить его пересмотреть свое мнение. Несколько раз мы встречались. Нам надо было уверить его в том, что все пойдет правильно, доказывая свою профессиональную состоятельность. Так прошел еще год, прежде чем нам удалось выкупить права, которые его агент перепродал кому-то еще. В итоге, спустя шесть лет ожидания и переговоров, Тарди, наконец-то, согласился продать мне права на свою «Адель».

Экранизация комиксов
Я написал первый черновой вариант сценария, оставаясь верным комиксам, миру персонажей Тарди и основным чертам характера Адель Блан-Сек.
Свой сценарий я передал Тарди в состоянии нескрываемого волнения. Я безумно нервничал, ведь это он создал эти комиксы, а я, получается, делал его персонаж своим посредством экранизации. Но мне повезло. Он прочитал сценарий и остался очень довольным. Он узнал свои комиксы и свою героиню, и в то же время обнаружил в сценарии не просто перемещение истории со страниц комиксов на экран, но и настоящую экранизацию. Вот это его действительно ко мне расположило. Единственное, что он попросил изменить, так это имя одного из персонажей.

Актеры
Основные персонажи
«Мне действительно повезло с этими съемками. Все актеры отдавали мне себя без остатка, и каждый внес свой вклад».

Луиза Бургуэн ~ Адель Блан-Сек
Я какое-то время следил за карьерой Луизы – начиная от эксцентричной девушки-синоптика на Canal+ до главной женской роли в картине Анн Фонтен «Девушка из Монако» с участием Фабриса Лукини. Ее способность играть совершенно разных персонажей мне весьма импонирует, это очень редкий дар, который имеет непосредственное отношение к роли Адель, которая в течение фильма перевоплощается раз пятнадцать. Когда я встретился с Луизой, мы сразу же нашли общий язык, и я был уверен, что нашел свою Адель.
Луиза – очень открытая, толковая; глазом не успеешь моргнуть, как она переключается с одного на другое. Прямо, как Адель, только менее сумасбродная. Помимо этого, Луиза поражает своим трудолюбием, и на нее всегда можно положиться. Что касается Адель, как персонажа, то с ней сложнее, она будет идти напролом и ничто ее не остановит! На площадке съемочная группа называла Луизу «бухгалтером», потому что она постоянно проверяла предметно-действенную последовательность и монтажные листы. Она знала их наизусть. Работа с ней стала для меня полным откровением!

Матье Амальрик ~ Дьолевель
Матье Альмарик стал одним из первых актеров, которых я выбрал для «Приключений Адель». Мне он очень нравится и как человек, и как актер. Матье действительно один из талантливейших актеров своего поколения, способный на самые невообразимые метаморфозы. А его актерская игра в картине «Скафандр и бабочка» просто поражает.
Помню, я встретился с Матье, чтобы предложить ему роль Дьолевеля, но он ответил, что берет перерыв в актерской игре, чтобы полностью посвятить себя режиссированию. Вообще-то я подлизывался, как мог, но во многом мне помогли его дети. Он пришел домой и рассказал о предложении своему сыну, который сказал буквально следующее «Ты что, спятил? Тарди, Адель Блан-Сек – это ж невероятно! Ты просто должен сделать это!» Тогда Матье перезвонил мне и сообщил, что для «Приключений Адель» он сделает исключение. Поэтому все получилось, и работать с ним было одно удовольствие.
Я думаю, что зрителям удастся узнать Матье в роли Дьолевеля, только если они точно будут знать, кого он играет. По лицу его невозможно узнать. Он даже изменил тембр голоса. Он полностью слился со своим персонажем, сыграв его исключительным образом.

Жиль Лелуш ~ Капони
Я давно знаком с Жилем Лелушем. Мы встретились в 2003 году на «Pourkoi... Passkeu», его первой короткометражной работе. К сожалению, прежде мне никак не удавалось подобрать для него роль.
С точки зрения внешности, не сказать, что Капони так уж непохож на Жиля. Жилю просто нужно было немного поправиться. К слову говоря, я не просил его набирать тридцать килограмм за два месяца, как это сделал Скорсезе с Де Ниро на проекте «Бешеный бык». Мы просто его немного утолстили. Вообще, нам потребовалось буквально несколько обсуждений, чтобы определиться с Капони, который был далеко не самым простым персонажем – этакий угрюмый провинциал. Он постоянно немного «не в теме», что неизменно служит источником комичных ситуаций. К тому же, он один из ключевых героев картины, служащий хорошим противовесом Луизе и ее расследованию.

Жан-Поль Рув ~ Джастин де Сент Юбер
На лицо – разительное сходство между Жан-Полем Рувом и персонажем из комиксов Сент Юбером, охотником на крупную дичь, который бросает сафари ради охоты на птеродактиля. От нас потребовалось лишь приклеить ему козлиную бородку, немного затемнить цвет глаз, надеть на голову пробковый шлем, и он стал просто безупречным!

Жаки Нерсессян ~ Эсперандьо
Жаки Нерсессян – это еще один актер, чьи способности к перевоплощениям просто изумляют. Он может сыграть абсолютно любую роль, даже какую-нибудь чокнутую старушку, только дайте ему платье и парик!
В «Приключениях Адель» у Жаки уходило по пять часов в день на грим. Это замечательная для него роль, которая дала ему возможность поработать энергично и продуктивно. У него огромный театральный и кинематографический опыт, и, на мой взгляд, он так и не сыграл еще своей крупной роли, которую так заслуживает. Надеюсь, после этого фильма она у него появится, ведь он действительно может сыграть кого угодно и что угодно.

Лаура де Клермон-Тоннер ~ Агата
Лауре выпала непростая задача играть сестру Адель. Они постоянно препираются и ругаются, хотя внешне очень похожи. Я раньше не был знаком с Лаурой, и, стоит сказать, что она меня приятно удивила.

Съемочная группа
Я привлек к работе талантливых специалистов, большинство из которых – мои старые знакомые.

С оператором-постановщиком Тьерри Арбогастом мы работаем вместе еще со времен «Никиты». Оливье Берио сделал необыкновенные костюмы. Вообще он невероятно талантливый дизайнер, и я его хорошо знаю, так как он работал со мной на трилогии «Артур». Художественная постановка была для «Приключений Адель» ключевым моментом, поэтому я снова пригласил к себе в команду Юга Тиссандье, вместе с которым я делал «Жанну Д'Арк» и трилогию «Артур». Мы очень хорошо вместе ладим. Как обычно, мы начали работать с моделями декораций в уменьшенном размере, что позволило мне выбрать углы съемки. Работая с моделями, достаточно быстро замечаешь, высоко или низко расположен потолок, или то, что стены находятся на большом расстоянии друг от друга. Теперь для разработки декораций и их предварительной визуализации Юг использует цифровые технологии, и благодаря виртуальному перемещению у меня появляется возможность предварительного выбора углов съемки и необходимых объективов. Кроме того, использование новых технологий позволяет экономить и выстраивать только те декорации, которые действительно попадут в кадр. Наши изыскания были значительным образом упрощены наличием большого количества текстов по Египту, а также сотрудничеством с Жаком Тарди, который открыл нам доступ в свою личную библиотеку. Квартира Жака буквально завалена историческими книгами и документами, поэтому Юг провел там с ним много времени. Судя по его реакции, когда он впервые увидел квартиру Адель, Тарди впечатлило качество нашей работы. Было трогательно наблюдать за этим. Жак приехал на съемочную площадку, вошел в квартиру Адель, которую как-никак он сам и придумал, и вдруг ему навстречу выходит Луиза в роли Адель, одетая в свое зеленое платье и в шляпе с пером, и вручает ему подписанный ею экземпляр комиксов. Это был чудесный момент.
Это правда, что зачастую я работаю с одной и той же командой. Они все очень хорошие, кто-то мог бы их назвать настоящими «бойцами», но, все же, я бы не хотел, чтобы они работали исключительно на моих проектах. Я просто счастлив, когда они отправляются с другими режиссерами в Америку, Китай или еще куда-нибудь. Они познают новое, получают богатый опыт, и это лишь способствует обогащению нашей совместной работы. Для меня важно, что у них в принципе есть это желание пробовать что-то новое и расширять горизонты. Я всегда с них спрашиваю много. И каждый раз еще больше, немного больше...

Новый фильм, новый опыт
Производство каждого фильма дает совершенно разный опыт. И дело не только в сюжете, персонажах, актерах, людях, с которыми встречаешься. Все дело в том, когда ты этот фильм делаешь. Когда снимаешь свой первый фильм, то все кажется в диковинку. Мне было двадцать, когда я сделал «Последнюю битву». Время летит... Ты не тот, каким был в 25-30, ты не тот, каким был в 40, в 50...
Между своим собственным духовным и интеллектуальным развитием и практическим опытом существует непростая алхимия. Когда я начинаю снимать новый проект, проблема в том, чтобы понять, как я могу использовать этот опыт и при этом смотреть на вещи по-новому. Это играет первостепенную роль в создании хорошей картины.
Что касается «Приключений Адель», то мы провернули очень много работы во время подготовительного периода, я действительно очень серьезно к нему подошел. Кстати, это был первый раз, когда я параллельно не выступал в роли продюсера. Тот факт, что у меня был продюсер (кстати, это была моя жена Виржини Бессон-Силла), позволило мне направить всю свою энергию на режиссирование, что стало для меня незабываемым опытом. На протяжении всей работы я был очень требовательным, отдавая себя процессу всего без остатка. Мне очень хотелось, чтобы картинка выглядела максимально хорошо, и чтобы монтаж доставлял одно удовольствие и ничего кроме удовольствия.

Тарди (интервью)

Как к Вам пришла идея создания персонажа Адель Блан-Сек?
Издательство «Кастерман», занимающееся публикацией комиксов, увидело мои ранние работы и дало мне заказ на целую серию. Для этого мне был нужен главный персонаж. Честно говорят, идей у меня было немного. Дело было в 70-ых, и тогда я больше склонялся к независимым друг от друга альбомам. Несмотря на это, концепция показалась заманчивой, поэтому я начал отсматривать различных героев комиксов, большинство из которых были мужчинами – гонщики, авиаторы, солдаты, ковбои и полицейские – женских персонажей было совсем немного, за исключением Бекасин, провинциальной нянечки, у которой даже не было рта, и Барбареллы, хотя это уже из области эротики. Именно тогда у меня и родилась идея женского персонажа, который будет ровней всем этим существующим мужским персонажам.
Мне всегда были интересны серийные романы, которые были очень популярны в конце 19 начале 20 века. Что касается Франции, то у нас одним из самых популярных был «Арсен Люпен», который впервые появился в 1910 году. В результате, я решил, что моя героиня будет его современницей.
Потом возник вопрос относительно ее профессии – потому как при близком приближении выясняется, что у большинства героев комиксов, за исключением военных, нет четко обозначенной профессии. Они никогда не ходят на работу, непонятно, как они зарабатывают деньги, и вообще, чем живут. Конечно, моя героиня не собиралась возглавлять строительную фирму, но она легко могла делать то же самое, что и я, тогда в 1910 это означало, что она могла быть писательницей серийных романов.
Время от времени мы видим ее за пишущей машинкой, или видим, что она встречается со своим издателем для обсуждения своего романа. Хоть читатель и не видит ее каждый день на работе, но, по крайней мере, у него есть понимание, что собой представляет ее образ жизни и уровень жизни. Это женщина из небогатой семьи, самостоятельно зарабатывающая на хлеб, современная по нашим понятиям, совершенно не разделяющая мировоззрение женщин своего времени.
И, наконец, мне нужно было место действия. Я решил использовать окрестности Парижа, потому что мне нравится их рисовать. Мне очень нравятся музеи, они меня в буквальном смысле вдохновляют; в особенности мне нравятся ботанические сады со стеклянными крышами, витрины для выставки и вся та научная атрибутика, которая в них находится.
Таким образом, у меня на руках был персонаж, отправная точка в сюжете, ботанические сады и – задолго до «Парка юрского периода» и «Индианы Джонса», прошу заметить, – яйцо птеродактиля, возраст которого насчитывает 136 миллионов лет, которое вдруг решает вылупиться и начинает наводить на жителей Парижа панику. И все это происходит в начале 20-го века.
Откуда корни фантастики в «Приключениях Адель»?
Что касается фантастики, то виной тому Фриц Ланг, а что касается аспекта «изобретения на пустом месте», то это Жюль Верн, что обеспечивает довольно-таки научно-поэтическую комбинацию захватывающих ситуаций и дурацких историй, которые не так-то просто соотносятся. Просто позволяешь себе увлечься всем этим почти как ребенок.
Думали ли Вы, что «Необычайные приключения Адель Бланк-Сек» можно экранизировать?
Как только был опубликован первый альбом, появились японцы, которые хотели сделать анимационный сериал, но те изменения, которые они захотели внести в проект, сделали экранизацию невозможной. Также интерес проявила одна американская студия. Но их экранизация была настолько «американской», что моя героиня вместе со своим миром полностью потеряла свою самобытность, поэтому проект так никуда и не сдвинулся. Потом интерес проявлял ряд телевизионных производственных компаний. И, наконец, десять лет назад мне позвонил Люк Бессон.
В общем и целом, можно ли сказать, что сценарий остался верным духу Ваших комиксов?
По правде говоря, нет, нельзя, просто нужно признать тот факт, что экранизация – это своего рода предательство. Я знаю, о чем говорю, ведь за моими плечами – адаптация ряда романов под формат комиксов. Меняя формат, ты меняешь средства выражения, и само повествование истории становится другим. Комиксы – это последовательность статических изображений, этаких моментальных снимков, описывающих историю, и читатель в любой момент может либо вернуться к какому-то эпизоду, либо задержаться на нем. В кино же время контролирует режиссер, он же устанавливает темп съемок, решает, где и когда будет крупный план лица или какого-то объекта, и тому подобное.
Потом не стоит забывать о таком понятии, как последовательность выпусков. Начиная работать над сюжетом, мне никогда не удается до конца выйти сухим из воды – очень часто все начинает разваливаться, так что в итоге я нередко прибегаю к старому трюку «продолжение следует». Вместе с этим я косвенным образом даю читателям некую надежду, не будучи до конца уверен в том, что смогу сдержать обещания. В кино же все по-другому. Обязательно нужна концовка, даже если оставлять возможность для последующего сиквела. В кино и в комиксах повествование срабатывает по-разному.
В обращении с персонажами разница еще более вопиюща. В кино второстепенный персонаж или статист не может неожиданно стать одним из главных героев, в то время как для комиксов это не проблема. Я иногда позволяю себе пойти окольными путями и уйти от главных героев, выставляя на первое место второстепенных персонажей, которые вдруг становятся очень важными для сюжета. А все потому, что мне нравится их рисовать. Это именно то, что случилось с Эдит Рабажуа. Изначально «Необычайные приключения Адель Блан-Сек» должны были называться «Необычайными приключениями Эдит Рабажуа». Просто мне не приносило большого удовольствия рисовать этот персонаж, поэтому, когда в сюжете появилась Адель, чтобы ее похитить, то к Адели заодно перешел и статус главной героини.
На мой взгляд, единственное, что есть общего между фильмами и комиксами, – это картинки.
Что Вы можете сказать о выборе актрисы на роль Адель?
От актрисы требовалось проникнуть в личность Адель, стать Адель с психологической точки зрения, и демонстрировать такую же психическую организацию. Было бы абсурдно выбирать актрису просто потому, что она внешне похожа на ту Адель, которую я нарисовал. Особенно при условии, что ее внешность менялась по ходу развития комиксов: Адель в первых альбомах очень даже отличается от Адель в последних альбомах. Она менялась постепенно, становилась немного более карикатурной, нос стал более курносым, а все от того, что мне не нравится превращать работу в мучение. Некоторые художники комиксов делают очень точные эскизы и затем обводят их чернилами. Я же делаю достаточно приблизительные эскизы, которые начинают приобретать форму, когда я начинаю обводить их чернилами, ретушировать и добавлять цвет. В результате, мои персонажи постепенно меняются и развиваются. В общем, я бы сказал, что это был отличный выбор – утвердить Луизу Бургуэн на роль Адель – ее игра в полной мере отражает дух персонажа. На экране она становится вздорной независимой и назойливо любопытной героиней, выступающей настоящим анахронизмом относительно своей эпохи.
Насколько для Вас важны декорации?
[i]Декорации и локации играют первостепенную роль. Действие сюжета «Необычайных приключений Адель» развивается прямо накануне Первой мировой войны в очень загруженных декорациях, в квартирах, где нет ни одного свободного сантиметра. Мне нравятся локации, изобилующие всевозможными элементами, потому что всегда значительно интереснее рисовать старый стул или стол с витиеватыми ножками в старом бистро, чем обычные пластиковые столы. Я предпочитаю рисовать здания 19-го века, а не современные сооружения, с которыми надо отрабатывать геометрию, это меня раздражает. В моих историях декорации также являются и частью самого повествования, как, например, в ситуации с декоративной мумией, которая становится действующим персонажем в сюжете. Также мне нужны объекты, которые будут олицетворять описываемое мной действие. У меня нет такой гибкости, которая есть у писателя. Фактически, передо мной встают такие же проблемы, как и у художника-декоратора на съемочной площадке.[/i]
Матье Амальрик говорит, что он считает Ваши комиксы «очень сексуальными». Вы что на это скажете?
Безусловно, вопрос сексуальности Адель начал подниматься практически сразу, но его стоит рассматривать в контексте того времени, когда я писал первые альбомы. В 70-ых вопрос, показывать или не показывать Адель, занимающуюся сексом, даже не стоял, это было исключено, поэтому я старался решать эту задачу несколько иносказательно. Например, мы понимаем, что она хочет спасти Люсьена Риполи от гильотины, потому что любит его. Потом есть эпизод, где влюбленному в Адель Зборовскому снится сон, где полуобнаженная Адель бежит на вершину утеса в окружении доисторических животных. Это не было попыткой привнести эротики в повествование, просто работая с героиней, которая, безусловно, слишком современна для своего времени, казалось естественным, что у нее есть некая сексуальная жизнь. В описании же персонажа единственный образ, который несет легкую ауру сексуальности, это картинка Адель, принимающей ванную. Это своего рода пауза в истории, когда Адель осмысливает жизнь, принимая ванную. Конечно, для меня было большим удовольствием рисовать ее в этом образе.
В комиксах Дьолевель терпеть не может Адель, но разве при этом не ясно, что она для него весьма притягательна?
Вполне очевидно, что плохие парни, которые стремятся поймать Адель, также находят ее очень привлекательной. Куча людей хотела бы от нее избавиться, но ее невозможно уничтожить, и именно это помогает мне постоянно развивать сюжет. У каждого есть повод достать ее, и зачастую не потому, что она что-то сделала. Взять, например, эпизод, когда зубной врач ставит ей пломбу из специального материала, используемого для бурового сверла, которым хотят воспользоваться преступники, чтобы вскрыть сейф. Мне нравится обыгрывать такие ситуации.
Можно сказать, что в фильме взаимоотношения двух главных героев несколько более двусмысленные, чем в комиксах?
Скорее всего, так и есть. Хотя может быть съедающая Дьолевеля ненависть к Адель как раз и скрывает его увлечение. Некоторые герои ненавидят Адель с самого начала. Они называют ее «эта женщина Блан-Сек». Например, ученые, у которых во всех именах присутствует слово «dieu» (Бог) – Дьолевель, Эсперандьо – в чем прослеживается скрытая ирония, ведь все они себя считают существами высшего порядка, которые работают на благо человечества. Кстати говоря, полицейские вроде Капони тоже недолюбливают Адель. Ну и потом есть много сомнительных второстепенных персонажей, некоторых из которых я просто убрал из альбомов.
В общем и целом, я считаю, что история становится значительно более интересной, если в ней есть такие чокнутые ученые, как, например, тот, который появляется в одном из финальных эпизодов «Приключений Адель» и который практически сразу же погибает в аварии; ну или плохие парни в принципе. Хичкок говорил, что хорошим фильмом можно считать только тот, в котором есть хороший плохой парень.
Считаете ли Вы, что в Ваших комиксах есть также и политический подтекст?
Нет, ничего кроме того, что можно прочитать каждый день в газете – продажные полицейские, коррумпированные политики – немного ужасающий список. Адель – анархист, она невероятно подозрительно относится к любым ведомствам, обличенным властью. Но «Приключения Адель» – это точно не политический комикс. Не в этом его смысл.
У всех Ваших героев очень яркая внешность. Почему так?
Это правда, что у них присутствует некая красота, приводящая в замешательство, но мне просто нравится рисовать таких персонажей – с высокими скулами, острыми носами, одетых в черные одежды. Это все влияние на мое искусство экспрессионизма немецкого кинематографа. Да и потом это все очень легко вытекает из-под моего пера! Безусловно, воплощение всего этого на экране требует большой работы с гримом.
Расскажите о сестре Адель...
В комиксах Адель узнает о существовании сестры достаточно поздно, и у них сразу же по отношению друг к другу возникает антипатия. Мирей (по фильму Агата) убеждена, что Адель, ее сестра, собирается украсть у нее жениха, что просто в корне неверно. Тогда зачем же вводить в сюжет сестру, спросите Вы? Дело в том, что мне нужен был еще один женский персонаж, который бы разительно отличался от Адель. Кроме того, я хотел привнести в сюжет некий семейный элемент, который бы подталкивал Адель к действию в такой же степени, как я хотел показать, что у нее есть работа. Это возможность приземлить героиню к реальности и дать ей корни.
А почему Адель постоянно носит зеленый плащ?
Все дело в Бекассин, которая была первым женским персонажем в комиксах в самом начале 20-го века. Адель – это своего рода анти-Бекассин, к тому же она рыжеволосая, так что цвета чудесным образом сочетаются.
Вскоре у Вас должен выйти десятый альбом «Приключений Адель». Не могли бы Вы это прокомментировать?
Да, я собираюсь выпустить десятый и последний альбом, потому что считаю, что эта серия должна завершиться. Я чувствую, что пришло время закругляться.
Что Вы чувствовали на съемочной площадке?
Большое восхищение Люком Бессоном и стойкое ощущение того, что воплощать персонажей в жизнь значительно проще на бумаге!

Луиза Бургуэн - Адель Блан-Сек
(интервью)

Были ли Вы знакомы с работой Жака Тарди до того, как Люк Бессон предложил Вам роль Адель Блан-Сек?
Да, я прочитала все девять альбомов, и я их большая поклонница. Адель Блан-Сек одна из очень немногих героинь комиксов, которая не пустышка и не фифа. Она не изменяет себе, чтобы кому-то понравиться, она сильная и весьма колкая, и именно это мне в ней и нравится.
Что касается Тарди, то, на мой взгляд, он создает действительно неординарные сюжеты. Финалы всегда достаточно непредсказуемы, ни одно событие невозможно предугадать. Тот факт, что он рисует, не следуя жестко выстроенному сюжету, делает его работу свободолюбивой, а местами еще дерзкой и оригинальной.
Расскажите о Вашей встрече с Люком Бессоном.
Его ассистентка позвонила мне посреди рабочей недели, чтобы узнать, не смогу ли я с ним встретиться, при этом никаких подробностей она мне не сообщила. Мы встретились буквально на следующий день. Он дал мне сценарий, который я прочитала тем же вечером. И я сразу же перезвонила Люку, сообщить, что я точно хочу играть эту роль! На следующий день мы снова встретились, и я услышала: «Адель – это ты!» На все про все ушли сутки.
Я была очень горда тем, что он мне дал такую разноплановую роль, поверив в меня, несмотря на мой сравнительно небогатый кинематографический опыт. Я с нетерпением ждала репетицией, и благодаря тому, что Люк такой трудолюбивый перфекционист, у меня была возможность начать готовиться к роли задолго до начала съемок, что было просто замечательно.
На что это было похоже – работать с ним?
Это как работать с Суперменом. Он спит три часа, монтирует, снимает, при этом всегда находит время для семьи, актеров и съемочной группы, всегда собран и объективен, знает и получает то, что хочет. Мне действительно пришлось приложить дополнительные усилия, а полученный опыт оказался незабываемым. Мы очень много работали над персонажем Адель, как с физической точки зрения (мне даже пришлось научиться ходить более чопорно), так и с драматической, – до начала съемок я уже выучила весь сценарий и до бесконечности репетировала свои реплики. Люк сказал мне, что если у меня получится говорить мои реплики, не отвлекаясь на его перемещения вокруг меня, то это значит, что я их выучила. Так что я ходила взад и вперед, читая свои реплики, а он вовсю дурачился, пытаясь меня отвлечь. И когда ему это, наконец, не удалось, я поняла, что справилась.
Как Вы подошли к исполнению персонажа из комиксов?
Что меня не оставило равнодушной, так это внешние данные Адель. У нее очень необычное лицо: вздернутый нос, веснушки. Ей безразлично, что она носит – ее шляпы особенно бесформенны, но ей все равно. Здорово, что есть такие женские персонажи, которые не соответствуют навязанным им стереотипам.
Какие черты ее характера явились для Вас отправными?
Лично я считаю, что небольшая «трансформация» для внедрения в персонаж является большим подспорьем. От этого актерская игра только выигрывает. На самом деле, мне всегда нравилось переодеваться в костюмы, потому что когда я была ребенком, моя мама фотографировала меня только в костюмах. Уж не знаю, почему, но если был костюм, то он оправдывал фотографию. И так как мне это очень нравилось, то я каждый день в кого-нибудь переодевалась – то в фею, то в божью коровку...
Расскажите об Адель Блан-Сек, какая она есть в экранизации Люка Бессона.
Я бы сказала, что Адель Люка более мила и привлекательна, чем Адель из комиксов. Она более гуманна, неподдельно чутка и впечатлительна. По мере развития сюжета, мы понимаем, что есть вещи, которые ее ранят, что и у Адели есть свои недостатки, которые она, конечно, пытается скрыть. Она своевольна, дерзка, трогательна и предельно честна, с настоящим чувством юмора. Адель – это своего рода женская версия Индианы Джонса. Сюжет весь изобилует всевозможными фантастическими приключениями, которые выпадают на ее долю, как, например, езда на птеродактиле, оживление мумий, гребля в саркофаге вниз по Нилу, спасение жизни Президента. И при этом в ее жизни есть и более личные переживания, особенно это касается ее сестры. Здорово играть такую смелую и физически подготовленную героиню, что довольно-таки редко встречается в таких фильмах, где женщины зачастую находятся в тени мужчин, соответствуя стереотипам и передавая бразды правления мужчинам. В картине Люка именно женский персонаж контролирует ситуацию от начала и до конца. Это чудесная роль для актрисы.
Как сложились Ваши отношения с другими актерами?
Каждый из них приезжал на съемки всего на несколько дней за раз, что меня немного расстраивало, потому что просто не хватало времени, чтобы лучше узнать друг друга, за исключением Лауры де Клермон, сыгравшей роль Агаты, сестры Адель, с которой мы очень хорошо сошлись. Играть вместе с Матье Альмариком, исполнившим роль профессора Дьолевеля, было как сон наяву, хотя его латексная маска и черные очки, которые он никогда не снимал, создавало у меня ощущение, что я играю вместе с бесплотным Амальриком. Надо сказать, это было откровением – вдруг понять, насколько это сложно играть, не имея возможности видеть глаза партнера, чтобы отталкиваться от их выражения. Жаки Нерсессян, исполнивший роль Эсперандьо, тоже великолепный актер, он меня постоянно смешил. На самом деле, от съемок у меня остались только хорошие воспоминания.
Что Вы скажете о декорациях Юга Тиссандье?
Как бывшая учащаяся художественной школы, должна признать, что декорации Юга меня просто поразили. Когда я первый раз вошла в гробницу Рамсеса II, то испытала шок. А квартира Адели – ее спальня, ванная, орнаменты – все было создано прямо по комиксам. Юг провернул невероятную работу.
Расскажите о костюмах.
Они роскошны. За время фильма я меняю восемнадцать различных костюмов. Для некоторых из них Оливье Берио черпал вдохновение в старинных гравюрах, другие же явились плодом его воображения, как, например, теннисное платье или костюм для сафари, которое я ношу в пустыне, и для которых не нашлось архивных документов. Надо думать, что в 1912 году не так уж много женщин играло в теннис, ведь изначально это был спорт для мужчин, поэтому и иллюстраций-то особо нет. Костюмы Адели – это компромисс между исторической модой и требованиями фильма, и, надо сказать, было захватывающе наблюдать за тем, как все это сходится воедино, постепенно воплощая в жизнь мою героиню.
Какие Ваши любимые сцены?
Когда я прочитала сценарий, то моим бесспорным фаворитом была сцена с заикающимся полицейским в полицейском участке. Это невероятно смешная сцена. Я с таким нетерпением ее ждала, что чересчур перенервничала, и мне потребовалось несколько дублей, чтобы сыграть эту сцену верно.
Еще была смешная сцена с Патмосисом, мумией физика-ядерщика, которая выходит из своего выставочного шкафа в моей квартире и просит чашечку чая. Сцена с теннисом не только забавная, но и эстетически притягательна. В 1912 году женщина должна была играть в теннис очень элегантно. Мне пришлось брать специальные уроки, чтобы научиться двигаться так, как они тогда двигались: сложная последовательность движений, заканчивающихся позой на носочках. Так или иначе, но на экране это смотрится красиво.
Ну и, безусловно, сцена, где Адель «оседлывает» птеродактиля. Люк нашел дрессировщика птеродактилей – я даже и не подозревала, что они еще существуют (смеется) – и я тренировалась три месяца, начиная с полетов на высоте десяти метров и постепенно достигнув уровня Эйфелевой башни. И все это без седла и без сбруи. Должна признаться, что я очень собой горжусь. По сравнению с тем, что я проделала, верблюд в Египте был сущим пустяком.


просмотров: 43 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
21.11.2018

21 ноября родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 21 ноября

Новинки книг
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив

Новинки книг
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Крис Солимин: Самым главным консультантом был я сам
Крис Солимин: Самым главным консультантом был я сам

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика