kino-cccp.net
Прощаемся
14 ноября 2018 г. нас покинул актер
читать биографию
Сергей Юртайкин

ОСКАР
ОСКАР 2012: номинанты и победители
ОСКАР 2012: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Старость в радость
Старость в радость

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Девушка с косой (2017)


Девушка с косой (2017)
Девушка с косой (2017)

Излом времени


Излом времени
Излом времени

Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Архив анонсов
Пореченков стал ведущим «Спокойной ночи, малыши»
Пореченков стал ведущим «Спокойной ночи, малыши»

Виктория Исакова скрывала, что родила дочь
Виктория Исакова скрывала, что родила дочь

Фильм «Айка» победил на кинофестивале в Котбусе
Фильм «Айка» победил на кинофестивале в Котбусе


Главная » История кино

Анджелина Джоли в фильме «Солт»


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Анджелина Джоли в фильме «Солт»

Анджелина Джоли в фильме «Солт»
Всего на один день, 25 июля, в Москву прилетела Анджелина Джоли. Голливудская дива приехала в российскую столицу, чтобы представить публике свой новый фильм под названием «Солт».
День звезды начался с традиционной для гостей прогулки по Красной площади, после чего с ней состоялась плановая фотосессия. А вечером она появилась на красной дорожке возле столичного киноцентра «Октябрь», позируя фотографам и раздавая автографы поклонникам (которые, кстати сказать, не испугались июльской жары и заранее заняли места у входа в кинотеатр). Все это время она ослепительно улыбалась, заряжая всех своей энергетикой.
Затем Анджелина вышла на сцену, чтобы сказать перед началом фильма приветственное слово. Поскольку специально для съемок в картине «Солт» актриса изучала русский язык, то вполне логично выглядело то, что свою первую фразу – «Добрый вечер» – она сказала именно по-русски, причем практически без акцента, чем чрезвычайно порадовала присутствующих в зале. Далее она перешла на английский, добавив, что это ее первая премьера в Москве и она очень рада тому, что приехала сюда. Это особенно символично в свете того, что «главная героиня фильма – русская, причем настоящая героиня, в хорошем смысле этого слова». После этого Анджелина Джоли пожелала всем приятного просмотра и напоследок добавила, снова по-русски: «Спасибо».
Свет в зале погас, и уже через считанные минуты первые зрители ленты сами смогли оценить картину и ответить на вопрос: «Кто такая Солт?» .

Фоторепортаж с премьеры и история создания фильма.

Идея создания шпионского триллера «Солт» появилась несколько лет назад после одного неосторожного заявления Анджелины Джоли. «Однажды я встретилась с Эми Паскаль (сопредседатель Sony Pictures) и в разговоре она упомянула, что хотела бы сделать фильм, наподобие бондианы», − вспоминает Джоли. «Я в шутку сказала, что хочу быть Бондом. Вскоре невинная шутка превратилась в этот проект».
Изначально сценарист Курт Уиммер прописывал главную роль с расчетом на актера мужского пола. Оригинальный сценарий разрабатывался с продюсером Сунилом Перкашем, который впоследствии передал его Лоренцо Ди Бонавентуре и Эми Паскаль. Та, в свою очередь, передала его режиссеру Филлипу Нойсу. Как это нередко бывает в кинематографе, сценарий несколько раз корректировался. Но самое кардинальное изменение было внесено после того, как у одного из создателей мелькнула мысль о Джоли. Оскароносная Анджелина – одна из немногих актрис, кто смог бы потянуть главную роль в динамичном боевике. Довольно быстро «Эдвин Солт» превратился в «Эвелин Солт». «У нас на руках был замечательный сценарий с интригующей сюжетной линией и очень точно прописанными персонажами, − говорит Перкаш. - Нам всем он очень нравится. При этом такая потрясающая актриса, как Джоли, смогла бы привнести глубины и реализма загадочной фигуре главного героя. Весомая доля реализма в столь невероятной истории очень важна, поэтому нашей радости не было предела, когда она согласилась на роль».

«После того, как мы изменили пол главного героя, нужно было внимательно рассмотреть каждую сцену с точки зрения динамики, − объясняет продюсер Лоренцо Ди Бонавентура. - Мы не ограничивались вопросами, типа «будет ли женщина принимать те же решения, что и мужчина». Нужно было убедиться, что собеседник адекватно отреагирует на то, что перед ним не мужчина, а женщина. Эти различия обусловили львиную долю правок, которые были внесены в сценарий».
По сценарию агент ЦРУ Эвелин Солт была обвинена в том, что работает под прикрытием на Россию. Весь ее мир катится в тартарары, и Солт ничего не остается, как всеми правдами и неправдами пытаться доказать свою невиновность. Бывшие коллеги воспринимают эти попытки несколько иначе, и кредит доверия агенту исчерпывается с каждым часом.
Ди Бонавентура говорит, что идея о шпионе-резиденте не столь уж фантастична. «Ни для кого не секрет, что такие агенты существовали, − признает продюсер. - Сотрудники ЦРУ убеждены в этом. Есть в этом какая-то загадочность и сексуальность – убедительно врать кому-то, ожидая подходящего случая. Иногда врать десятилетиями, если придется».
«В этом фильме зачаровывает то, что сюжет триллера и вся таинственность концентрируются вокруг личности главной героини, − говорит Перкаш. - Всем не дает покоя один вопрос: «Кто же такая Солт?»»
«В фильме мы собрали несколько жанров, − объясняет Ди Бонавентура. - Это – и триллер, и боевик, и шпионский детектив, и мелодрама».
Эвелин Солт вынуждена скрываться, чтобы доказать свою невиновность. Соломинкой, сломавшей спину ее карьере, стало заявление перебежчика. Он утверждал, что Солт является «кротом», готовящим покушение на президента.
Актер Лив Шрайбер был не на шутку заинтригован вопросами, положенными в основу фильма, и с радостью принял предложенную роль. «Железный Занавес, конечно, упал, но что стало со всеми секретными агентами, которые работали в стране? − вопрошает Шрайбер. - Секретные службы, может быть, и были расформированы. Но самих оперативников-то расформировать нельзя. Что если в одночасье выяснится, что твой коллега или близкий друг – один из таких людей? Оперативников внедряли, привив им образ мысли, который формирует наш текущий политический строй. Я думаю, именно этим вопросом озадачивался Филлип Нойс. Этот вопрос волнует и меня».

«У моей героини были все предпосылки для нежелания сближаться с кем бы то ни было, и тем более выходить замуж, − объясняет Джоли. - В этом случае она руководствовалась бы простым пониманием того, что близкий человек может оказаться на линии огня». Однако Эвелин Солт состоит в браке. И ее супруг понимает и принимает весь риск, которому подвергается.
Техническим консультантом фильма выступила агент ЦРУ Мелисса Бойл Мэйл, которая проработала в Управлении оперативником 16 лет: «Руководство ЦРУ требовало, чтобы мы рассказывали нашим супругам о том, чем зарабатываем себе на жизнь. За десятилетия функционирования Управление уяснило, что люди не могут жить нормальной жизнью, если у них не с кем поделиться наболевших, пусть с некоторыми оговорками. С другой стороны, зная о том, чем мы занимаемся, наши близкие не должны были знать о том, что мы делаем в подробностях. Над каким делом работаем, какой опасности подвергаемся, куда уходим во внеурочное время – вся эта информация была засекречена».
По словам Джоли, нет ничего странного в том, что у агента ЦРУ есть семья. И добавляет, что такая работа может наложить на отношения множество ограничений. «Я говорила с одной женщиной, которая в свое время работала агентом в Управлении, − вспоминает актриса. - Она сказала мне, что испытала колоссальное облегчение после увольнения. В течение многих лет она не могла нормально общаться со своим мужем – не могла рассказать, над чем работает и куда уходит. Их отношения кардинально изменились. Она не понимала, насколько дистанцировалась от близкого ей человека, насколько трудно ему было, пока не начала новую жизнь».
«Работа в любых взаимоотношениях могла прорвать черную дыру, − говорит Мэйл. - Насколько бы люди не были близки друг другу, было очень сложно поддерживать контакт. Никогда не знаешь наверняка, что случится в следующую минуту».
Готовясь к роли, Джоли провела свое частное расследование. «Мы много беседовали с женщинами из ЦРУ, − говорит актриса. - В ходе беседы я поняла − они очень милые и добрые; невозможно представить себе, что они регулярно попадают в опаснейшие ситуации. Но так оно и есть на самом деле».
По словам Нойса, в ходе бесед с Мэйл и другими бывшими сотрудницами ЦРУ Джоли определила для себя, как бы поступил в той или иной ситуации резидент, если бы был раскрыт. «Она прочувствовала то, что шпионы каждый день ходят по краю пропасти, − уточняет режиссер. - Она узнала, что они будут делать при провале, как будут уходить от преследования».
«Анджелина живо интересовалась всеми деталями поведения своей героини и тем, как будет развиваться история, − продолжает Мэйл. - У нас в руках был замечательный сценарий, и мы делали все от нас зависящее, чтобы превратить его в реалистичную историю. Особое внимание уделяли ее персонажу – натуральность ее поведения вообще не должна была вызывать сомнений. Мы в подробнейших деталях оговорили все аспекты поведения агента, которого обвиняют в работе на другую разведку, и то, что он будет делать в той или иной ситуации».
Предлагая роль Джоли, создатели фильма чувствовали, что смогут сделать ставку в большей мере на боевик. «Солт активно защищается, периодически вступая в рукопашные поединки, − говорит актриса. - В некоторых фильмах авторы пытались сгладить боевые сцены, поскольку я все же женщина. «Сглаживание» − несколько некорректное определение способа ведения боя у профессионального агента, которого обвиняют в двойной игре».

«Анджелина – истинный профессионал, − добавляет продюсер Лоренцо Ди Бонавентура. - Будь то драматическая сцена, смешной эпизод или кровавая разборка − она справится с чем угодно. Очень приятно работать с тем, кто хочет, готов и не боится задирать планку».
В режиссерское кресло продюсеры пригласили Филлипа Нойса, признанного мастера политического триллера. Он известен своими фильмами «Прямая и явная угроза» и «Игры патриотов». В этих картинах главные роли аналитика ЦРУ Джека Райана сыграл Харрисон Форд.
«Иногда в фильмах динамичные сцены перекрывают сюжетную линию, но Филлип умеет очень чутко соблюсти баланс, − говорит Ди Бонавентура. - Он всегда стремится к тому, чтобы зритель прочувствовал каждого из героев. Отлично понимаешь, кто каждый из них делает, и почему».
«Я согласился снимать это кино по одной простой причине, − объясняет Нойс. - Прочитав сценарий, я захотел посмотреть этот фильм. Я был готов заплатить деньги за билет. В сценарии Курта был намешан адский коктейль из исторических фактов и захватывающей выдумки. Мне этот рецепт показался идеальным − и мозги тренирует, и нервы щекочет. Зрители невольно сползают на краешек кресла – тинэйджеры чувствуют себя взрослыми, а те словно снова возвращаются в детство».
На самом деле, Нойса интересовала эта тема уже много лет. Можно сказать, что он вырос в такой семье. «Мой отец работал в спецподразделении Z Special Force – австралийском эквиваленте оперативного отдела OSS, который впоследствии был переименован в ЦРУ, − рассказывает режиссер. - Я рос, очарованный многочисленными историями, которые отец мне рассказывал о шпионах. Мое детство прошло в маленьком городке в австралийском захолустье. Я часами мог «шпионить» за разными людьми, следуя за ними по пятам. Мне очень хотелось самому стать настоящим шпионом. К сожалению, а быть может к счастью, этой мечте так и не суждено было сбыться».
«Я была поражена страстным рвением режиссера сделать захватывающий, напряженный фильм, при этом соблюдая все реалистичные подробности, − восхищается Мэйл. - Когда дело касается шпионажа, многие голливудские режиссеры не имеют ни малейшего понятия о том, что они снимают и насколько это правдоподобно. Филлип же каждую ситуацию оценивал: «А могло ли так быть на самом деле?» Ему была важна не только история в целом, но и каждая малейшая деталь».
«Нойс проводил глубочайшее детализированное исследование жизней и характеров всех персонажей своих фильмов, − утверждает Джоли. - Его изыскания очень помогали нам в работе. Это мог быть какой-то мелкий, незначительный штрих к портрету. Но он сразу давал нам почувствовать своего героя. Если взять остросюжетный триллер, то именно эта черта режиссера делала триллер остросюжетным».
«Филлип работает с актерами в очень специфичной манере, − добавляет Лоренцо Ди Бонавентура. - Он очень внимательно следит за тем, что они делают, что происходит на площадке в целом. Такое ощущение, что он постоянно крутится в своем кресле, ухитряясь за всем уследить. Наблюдая за ним со стороны, вскоре можно заметить, как он достигает крещендо актерской игры».
Лив Шрайбер играет Теда Уинтера – босса Солт в ЦРУ. Актер говорит, что наблюдая за работой Нойса, он, словно бы, прошел мастер-класс. «Я всегда восхищался Филлипом – и как актер, и как режиссер, − говорит Шрайбер, который недавно дебютировал в режиссерском амплуа. - Возможность понаблюдать за ним в работе с близкого расстояния была для меня на вес золота».
«Лив очень хорошо подкован в политическом аспекте и очень любит поразмышлять, так что работать с ним – одно удовольствие, − говорит Джоли. - Он относится к роли очень серьезно, но, несмотря на это, с ним весело».
Когда Шрайберу впервые отправили сценарий фильма «Солт», он прочел его на одном дыхании. «Это было одно из тех произведений, которые «глотают», − смеется актер. - Я не мог оторваться от чтения. Мне очень понравилось».
Шрайбера заинтриговала история об охоте на шпиона, который был заброшен в страну под новым именем. «Я прочитал уйму историй о полицейских под прикрытием, которые меняли образ жизни на годы, а затем иногда даже забывали, кем были на самом деле, − говорит он. - Они путались в вопросах: «Кто − враг, а кто − друг». После возвращения на родину им требовалась серьезная помощь психолога. Этими вопросами терзается и Уинтер. С одной стороны он хочет помочь Солт, с другой – поймать ее. Может ли человек, которого он знает столь хорошо, на деле оказаться совсем не тем, за кого себя выдает?»

«Шрайбер – один из тех актеров, что никогда не сидят без дела, − описывает своего партнера по площадке Джоли. - Он очень много работал над ролью, и когда дал согласие, мы нисколько не сомневались, что он сделает своего героя лучше и сильнее».
Подобным образом директор по кастингу подыскивал энергичного актера на роль неутомимого Пибоди – человека, который должен был выследить Солт и вернуть ее в родные пенаты. Сотрудник департамента контрразведки ЦРУ не может быть слишком симпатичным персонажем. «Они не любители дипломатических методов, их оружие действительно стреляет», − объясняет Джоли. Актрисе очень понравился выбор кинематографистов. На роль Пибоди пригласили оскароносного британца Чиветела Эджиофора, который снимался в таких картинах, как «2012» и «Гангстер». «Чиветел – очень сильный и очень крутой, − продолжает Джоли. - Он – замечательный актер».
Эджиофор нашел в сценарии куда больше, чем банальный остросюжетный боевик. «Кино получится очень динамичным, очень захватывающим, − говорит он. - В нем чего только не намешали – и политический детектив, и параноидальный триллер. Персонажи не дают расслабиться, все время держат в напряжении».
Как представителю контрразведки, Пибоди предстоит выяснить, говорит ли перебежчик правду о Солт. «Изначально у моего героя – масса заданий, связанных с Солт, − говорит Эджиофор. - Во-первых, мне нужно найти и арестовать ее. А кроме того, мне нужно узнать доподлинно, если ли в Управлении «крот» и она ли этот «крот». Все это складывается в своеобразные кошки-мышки, на которых строится канва фильма».
«Пибоди относится к ситуации однозначно – он намерен поймать Солт, что бы это не стоило, − продолжает Ди Бонавентура. - В формировании образа персонажа нам очень помогла игра Чиветела. Я думаю, зрителям действительно будет страшно за Солт, когда они увидят, кто за ней гонится».
Поскольку Эджиофор играет антагониста, Джоли было необходимо наладить с ним хорошие рабочие отношения. «С актером, который играет твоего противника, необходимо наладить хороший контакт, − убеждена актриса. - Ведь с ним придется не раз столкнуться в поединке. И мы с Чиветелом отлично сработались».
После того, как актеры на основные роли были распределены, пришла очередь съемочной группы. Филлип Нойс привел в проект оскароносного оператора Роберта Элсвита («Нефть») и художника-постановщика Скотта Чамблисса, среди работ которого такие хиты, как «Звездный путь» и сериал «Шпионка». Вскоре к ним присоединились костюмер Сара Эдвардс («Майкл Клейтон») и монтажеры Стюарт Бейрд, A.C.E. и Джон Гилрой, A.C.E. Заботу о спецэффектах взял на себя недавно получивший «Оскара» VFX-супервайзер Барт Далтон («Загадочное дело Бенджамина Баттона») − так же из команды Нойса. Визуальными эффектами взялся заниматься Роберт Грасмер, который ранее работал с Нойсом в четырех проектах, включая «Игры патриотов».

О производстве
Фильм начинается со сцены, в которой Солт убегает из здания ЦРУ в Вашингтоне после того, как русский перебежчик обвинил ее в двойной игре. Съемочными площадками для сцены побега стали Ланфан-плаза, авеню Конституции, Военно-морской мемориал и улица Нью-Йорка в одном квартале от Белого Дома. Филлип Нойс целенаправленно выбирал локации, редко появляющиеся на сувенирных открытках с видами города.

Однако, по мнению режиссера именно эти архитектурные ансамбли лучше всего отображают массивные федеральные постройки, набитые под завязку типичными бюрократами.
У художника-постановщика Скотта Чэмблисса уже был большой опыт работы над фильмами про секретных агентов. «За свою карьеру я неоднократно работал над подобными историями», − говорит Чэмблисс, который на протяжении нескольких лет занимался художественным оформлением сериала «Шпионка». «У меня в наличии – очень большой запас наработанного материала. А новые возможности позволили мне серьезно пополнить свой багаж. Это был неоценимый для меня опыт».
После недели съемок в Вашингтоне съемочная группа перебазировалась в Нью-Йорк, где должна была сниматься основная история. После побега из здания ЦРУ Эвелин Солт добирается до Манхэттена. По заявлению русского перебежчика покушение должно было состояться здесь, на кладбище, во время церемонии похорон вице-президента США.
Одной из самых значимых локаций в Нью-Йорке стала церковь Святого Бартоломео византийской работы на Парк Авеню. Здесь снимались экстерьеры и интерьеры сцены на похоронах – ключевого эпизода в истории о Солт. За несколько дней дизайнер костюмов Сара Эдвардс и ее команда ухитрились пошить костюмы для более 700 человек массовки. Среди них были плакальщики; армейский почетный караул; офицеры полиции Нью-Йорка; волынщики; агенты секретной службы, окружающие американского президента; и русские охранники, защищающие президента России, который пришел отдать последний долг вице-президенту США.
Некоторые локации были предложены съемочной группе властями города Нью-Йорк. «Я с удовольствием отметил несколько мест, которые идеально подошли для съемок, − говорит Чэмблисс. - Это еще один бесспорный плюс фильма – большое разнообразие съемочных площадок. Нью-Йорк предлагает кинематографистам очень богатый выбор».
Чиветел Эджиофор, который играет офицера контрразведки ЦРУ Пибоди, так же не мог скрыть восхищения от возможности поработать в этом городе. «Кто же откажется поработать в Нью-Йорке?» − задает актер риторический вопрос. «Я обожаю сценарии, в которых встречаются слова: «Экстерьер: Нью-Йорк. День». Для меня такой сценарий имеет явное преимущество».
Съемки велись и в некоторых других легкоузнаваемых локациях Нью-Йорка, включая Ботанический сад в Бронксе, основное отделение Нью-йоркской публичной библиотеки на 5-й авеню и мост на 59-й улице. Были использованы и некоторые другие локации, находящиеся в стороне от основных «туристических путей», в том числе социальные постройки (аэропорт Флойда Беннетта в Бруклине и госпиталь Coler Goldwater на острове Рузвельта), индустриальные районы (сталелитейный завод DonJon Iron, свалка на Стэйт Айленд и водоочистные сооружения Newtown Creek в Гринпойнте, Бруклин) и даже подземные (нью-йоркский метрополитен). «Теперь по знанию города мы можем соперничать с экскурсоводами», − смеется Джоли.
Некоторые сцены фильма снимались в пригороде Нью-Йорка. Среди них были здание суда в графстве Вестчестер в Уайт Плейнс, республиканский аэропорт в Фармингдейле и парк Cantiague в Хиксвилле.
Одну из сцен снимали в Президентском оперативном штабе – его называют PEOC (Presidential Emergency Operations Center) или «бункер». Здесь президент должен скрываться во время угрозы покушения. Изначально PEOK был выстроен для Франклина Делано Рузвельта во время Второй Мировой войны. Настоящий бункер находится под восточным крылом Белого Дома и оснащен защитой, способной выдержать ядерный удар.
«Я не могу озвучить источник, от которого мы узнали, как выглядел бункер до трагедии 11 сентября, − говорит Нойс. - Мы были поражены, насколько несложно было в него попасть. Мы не знаем, так ли он выглядит сейчас (эта информация была засекречена), но можем догадываться. Возможно, бункер был усовершенствован, закопан еще глубже, может быть, в него стало трудней попасть, может быть, было установлено какое-то современное оборудование».
«Я пытался донести до всех и каждого, кто будет смотреть этот фильм, одну ключевую идею – Соединенные Штаты готовы к любым неожиданностям, − объясняет Чэмблисс. - Американцы знают, как защитить своего лидера».
Съемочной площадкой для сцены в России послужила Свято-Покровская Русская Православная Церковь в нью-йоркском районе Ист Вилладж. Хотя для съемок сцены на Волге группа на некоторое время выезжала в Россию.
«В таких фильмах появляется отличная возможность поиграть на контрастах, − объясняет Чэмблисс. - Стерильность правительственных офисов очень сильно контрастирует с насыщенной культурной составляющей таких мест, как отобранная нами съемочная площадка в России».

О трюках
Учитывая то, что на главную роль была утверждена Анджелина Джоли, кинематографисты были ограничены только собственной фантазией в том, что касалось трюков и прочих динамичных сцен. «Анджелина не любит привлекать каскадеров, − рассказывает Саймон Крейн, режиссер второй съемочной группы и координатор трюков. - Она ничего не боится и с удовольствием берется сама за каждый следующий головокружительный трюк». До проекта «Солт» Крейн уже работал с Джоли на съемках таких фильмов, как «Лара Крофт: Расхитительница гробниц» и «Мистер и миссис Смит».

«Я восхищаюсь кинозвездами, которые сами выполняют все трюки, − говорит продюсер Лоренцо Ди Бонавентура. - Это придает сцене еще больше остроты – когда зритель видеть, что кумир сам рискует жизнью. Анджелина – отчаянно храбрая женщина, если идет на это».
«Я люблю сниматься в динамичных фильмах, − объясняет сама актриса. - Мне нравится поддерживать себя в форме, чтобы быть в состоянии в любой момент перейти на бег или перепрыгнуть через препятствие».
Однако, работая с Крейном, Джоли нечего было бояться. Во-первых, их связывали долгие профессиональные отношения, а во-вторых, Крейн попросту один из лучших в своем деле. «Он начинал, как профессиональный каскадер, − рассказывает Нойс. - В фильме «Скалолаз» есть сцена, в которой герой перебирается по канату через пропасть – это был Саймон. Самая зрелищная постановка «Дня Д» из всех, которые я видел – в фильме «Спасти рядового Райана» − была скоординирована Саймоном. Лучшая батальная сцена из фильма «Храброе сердце». И тут − Саймон. Лучшая битва на мечах в фильме «Троя» − опять Саймон. Этот парень – живая легенда. Он все это видел, мало того – он все это делал. Он вытаскивал зрителей из их мягких кресел и бросал в самую гущу событий».
По словам Крейна, он очень благодарен за возможность вновь поработать с Джоли. «Она всегда сама изыскивает пути и предлагает свои разные варианты трюков», − смеется трюкач.
В одной из самых захватывающих сцен фильма Солт окружают преследователи. Она спрыгивает с моста и приземляется на крышу грузовика, который проезжает на шоссе под мостом. Преследователи устремляются за ней и организуют заграждение на дороге. Солт вынуждена совершать отчаянные трюки, чтобы уйти от погони на шестиполосном оживленном шоссе.
За несколько месяцев до начала съемок Филлип Нойс нарисовал раскадровку этой сцены. Крейн со своей командой провели несколько недель на нью-йоркском шоссе Олбани, планируя и репетируя сцену, а также снимая предполагаемую съемочную площадку с разных ракурсов. Пересечения шоссе 787 и шоссе 20 полностью отвечало требованиям сценария. Они были настолько оживленными, что когда их перекрыли для съемок, это вызвало немалую пробку.
Планируя сцену, Крейн работал с координатором трюков Вейдом Иствудом и дублершей Джоли Юнис Хатарт. «На крыше грузовика вы увидите настоящую Анджелину», − говорит Крейн.
«Я всецело доверяла их лонжам и корсетам, − говорит Джоли. - Страха совершенно не чувствовалось. Казалось, что на один день я перепрофилировалась в цирковую акробатку и повеселилась от души. Эти ребята слишком хорошо меня знают. Они знают, на что я способна и какой из трюков у меня получится хорошо». В другой сцене Джоли пришлось босиком бежать на 12 этаж по ступенькам: «В свое время я увлекалась альпинизмом − здесь это увлечение пригодилось».
Джоли также много работала с Крейном при разработке стиля рукопашного боя, которым бы владела ее героиня. «Все упиралось в то, что я – женщина и мало вешу, поэтому мы остановили выбор на очень красивом тайском стиле Муай Тай», − рассказывает Джоли. Ключевой особенностью единоборства является «Искусство Восьми Конечностей» - удары наносятся не только кулаками, но и локтями, голенями и коленями. «Но потом мы поняли, что такой вид борьбы не будет выглядеть ни достаточно эффективным, ни достаточно агрессивным», − добавляет актриса.
Джоли и Крейн решили разнообразить стиль более жестоким боевым искусством под названием крав-мага. Стиль был разработан в Израиле и с успехом использовался сотрудниками ФБР и других американских спецслужб. «В одной из сцен она дерется с охранником из секретной службы, − отмечает Крейн. - Нельзя было позволить, чтобы она вырубила этого парня с одного удара, иначе бы нарушилась вся реалистичность фильма. Так что Солт действовала очень рационально. На самом деле, она никого не хотела убивать».
«В фильме огромное количество беготни, больше, чем можно себе представить, − смеется Шрайбер. - Нам приходилось бегать в костюмах и строгих ботинках. Когда это делает Харрисон Форд, кажется, что это так просто. На деле выходит – совсем наоборот. Первые две недели съемок я не снимал эластичный бинт, а каждый вечер давал ногам расслабиться в ледяной ванне».

По материалам Интернет-портала «ПрофиСинема» и компании WDSSPR


просмотров: 37 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
21.11.2018

21 ноября родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 21 ноября

Новинки книг
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив

Новинки книг
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Гоголевские ведьмы и другие ужасы
Гоголевские ведьмы и другие ужасы

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика