Книги Игоря Прокопенко

kino-cccp.net
Прощаемся
8 сентября 2017 г. нас покинул актёр
читать биографию
Любиша Самарджич

ОСКАР
ОСКАР 1936: номинанты и победители
ОСКАР 1936: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Застывшая тайна планеты
Застывшая тайна планеты

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Мама! (2017)


Мама! (2017)
Мама! (2017)

Напарник (2017)


Напарник (2017)
Напарник (2017)

Квадрат (2017)


Квадрат (2017)
Квадрат (2017)

Временные трудности (2017)


Временные трудности (2017)
Временные трудности (2017)

С любовью, Винсент (2017)


С любовью, Винсент (2017)
С любовью, Винсент (2017)

Удача Логана (2017)


Удача Логана (2017)
Удача Логана (2017)

Про любовь. Только для взрослых (2017)


Про любовь. Только для взрослых (2017)
Про любовь. Только для взрослых (2017)

Гоголь. Начало (2017)


Гоголь. Начало (2017)
Гоголь. Начало (2017)

Малыш на драйве (2017)


Малыш на драйве (2017)
Малыш на драйве (2017)

Тюльпанная лихорадка (2017)


Тюльпанная лихорадка (2017)
Тюльпанная лихорадка (2017)

Архив анонсов
Рутгер Хауэр снова приедет в Москву
Рутгер Хауэр снова приедет в Москву

Евгений Миронов сыграет Петра Ильича Чайковского
Евгений Миронов сыграет Петра Ильича Чайковского

«Монах и бес» отмечен премией кинопрессы «Резонанс»
«Монах и бес» отмечен премией кинопрессы «Резонанс»


Главная » История кино

У Гарина и Локшиной


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

У Гарина и Локшиной

У Гарина и Локшиной
Гарин и Локшина,.. Много лет эти два имени рядом и в титрах фильмов и на театральных афишах. Гарин и Локшина вместе ставили в кино «Доктора Калюжного», «Принца и нищего», «Женитьбу» и «Синегорию», на сцене «Тень» и «Обыкновенное чудо» — спектакли, которые несколько лет назад были событиями в театральной жизни Москвы. Вместе работали у Мейерхольда: Локшина — режиссером-ассистентом, а Гарин играл Гулячкина в «Мандате», Хлестакова в «Ревизоре», Чацкого в «Горе от ума»... Два человека прожили вместе большую, яркую жизнь в искусстве. Они привыкли много работать и жить творчеством. И сейчас они погружены в сегодняшний день и завтрашние планы. Хеся Александровна занята дублированием фильмов. Под ее режиссерским руководством заговорили по-русски английский фильм «Квартира», грузинский «Мольба» и многие-многие другие. Дубляж — работа очень сложная, специфическая: за 7—10 смен актеры должны проиграть, проговорить, прожить весь полнометражный фильм. — И учтите еще, что от своего лица актеру работать всегда легче, чем от чужого,— заметила Хеся Александровна,— тут нужно и остро чувствовать ритм и быть совершенно раскованным, свободным. Словом, дубляж хоть и считается в кинематографических кругах неким второстепенным занятием, но далеко не каждый, даже очень хороший актер с этой работой справляется. Я могла бы назвать весьма известные актерские имена: пробовали — и не вышло. А вот, скажем, Валерий Золотухин из Театра на Таганке оказался блистательным мастером дубляжа, у него великолепное чувство ритма, реакции, свобода владения голосом. Я получала истинное удовольствие, работая с ним над «Квартирой». В общем, как бы ни была сложна и трудна работа, не работать— это самое трудное!Не хочется думать о том, что Гарин и Локшина уже далеко не молодые люди, и не хочется начинать разговор о прошлом, как бы интересно оно ни было для каждого, кто интересуется историей советского театра и советской комедии. К тому же Гарин подготовил для издательства «Искусство» книгу воспоминаний, которая, надо надеяться, скоро выйдет в свет, и мы найдем в ней много любопытного.

Поэтому мы заговорили вот о чем. За последнее время на экранах, по телевидению довольно часто мелькают озвученные музыкой ленты немого кино — советские комедии двадцатых годов, фильмы знаменитых зарубежных комиков — Гарольда Ллойда, Макса Линдера, Бестера Китона... Они вызывают неизменный интерес. Искусство бессловесного трюка, в котором острота мысли выражается в совершенном физическом действии, приводит нас в неизменный восторг. Но неужели из-за того, что трюк нем, мы почти не встречаемся с ним в нашем полном звуков современном кинематографическом мире?

— Я с этим не согласна,— сказала Хеся Александровна, — старые трюки вечны, как законы смешного. И теперь я наслаждаюсь самым искренним образом, когда смотрю картины некоторых молодых режиссеров, работающих в манере, близкой немому кино. Я имею в виду фильмы «Свадьба» Михаила Кобахидзе, «Мужчины» Эдмонда Кеосаяна. Одна из причин того, что эти приятные встречи так редки, по-моему, заключается в системе воспитания актеров. Будущих актеров учат достоверности изображения, и только. А вспомните Чарли Чаплина или Бестера Китона! Они на протяжении всей жизни разрабатывали богатство и своеобразие Собственной артистической личности. Их трюки всегда неразрывны с образом, с характером героя и поэтому неиссякаемы. Об этом надо помнить...

— Я бы сейчас с удовольствием посмотрел чаплинские «Огни рампы»,— мечтательно произнес Гарин.

— Эраст Павлович, а у вас есть любимый фильм?

— Один фильм? Назвать один любимый — невозможно. Я люблю Чаплина почти всего, Бестера Китона, Тото... Это все личности с неограниченными запасами внутреннего содержания. Вот, например, Фернандель — это уже комик рангом ниже, он шел

не от внутреннего содержания, а приспосабливался к своему физическому облику.

— Вы всегда играли разные роли и никогда не пробовали создать для себя постоянного героя?

— Пробовал. В начале 50-х годов мы с Хесей задумывали создать серию короткометражек, с одним комедийным героем, неким Петуховым, хитрым и ограниченным бюрократом, чем-то там заведующим. Но сняли мы только два фильма — «Синюю птичку» и «Фонтан». С нами работал художник Л, Сойфертис — вот на стенке его эскизы к Петухову. А вот фотопробы для следующей картины этой серии — «Дорогой племянник», где я, кроме главного героя, играл еще шесть ролей, в том числе и женские. Сюжет фильма заключался в том, что в конторе у героя работают исключительно родственники, поэтому все мои персонажи слегка между собой похожи.

— А знаете, как создавались персонажи «Дорогого племянника»? — продолжал Гарин.— С моего лица сняли гипсовую маску. Затем я собрал фотографии всех своих родственников, похожих на меня. Художник Сойфертис сделал великолепные эскизы грима всех этих семи человек, а гример реализовала все задуманное на моем лице. Лицо, многократно перегримированное, превратилось в подержанную портянку, но эффект был достигнут! Мы даже сняли одну пробную сценку, однако закончить фильм не удалось...

Хеся Александровна вздохнула скорее философски, чем грустно:

— В нашем комедийном деле неосуществленных замыслов куда больше, чем осуществленных... Как вы думаете, сколько ролей сыграл Гарин на сцене и в кино? Не так уж много...

— Я не считал,— откликнулся Эраст Павлович,— но думаю, что не больше тридцати. Даже если прибавить сюда только что законченную — стражника в музыкальной комедии «Много шума из ничего» в постановке Самсонова.

Наверное, в том, что нам кажется, будто мы видели Эраста Гарина на экране гораздо чаще, сказывается особый «эффект резонанса» яркой, запоминающейся роли. Пусть только в воспоминаниях и фотографиях дошли до вас персонажи мейерхольдовских спектаклей, но вот уже второе поколение зрителей любит добрейшего га-ринского короля в «Золушке», а дедушки и бабушки наши забыть не могут его Альфреда Тараканова в «Музыкальной истории».

А может быть, секрет еще и в другом — может быть, это секрет айсберга? Нам удается увидеть только меньшую, осуществленную часть артистических замыслов, а большая остается лишь набросками, в которых наверняка таится так много ценного, что жаль становится, но жалеть нельзя: без подводной части айсберг потеряет устойчивость.

И я прошу Хесю Александровну — только она знает, где что лежит в доме,— показать мне эту «подводную часть» творчества.

Архив —общий семейный архив — у Гарина и Локпшной в полном беспорядке. Вот фотография пятидесятилетней давности: худенький юноша в косоворотке и кепочке («такой он был в 1922 году, когда мы поженились»,— сказала Хеся Александровна). Вот наброски декораций мейерхольдовских спектаклей. Тут же кадры из «Золушки» и пробы несостоявшихся ролей... Начав копаться в этих папках, коробках, свертках, оторваться очень трудно. Эти фотографии, рукописи, рисунки, словно отголоски далеких споров, триумфов, поражений,— интереснейшие документы, никогда и не подозревавшие, что станут предметом изучения для историков кино и театра.

Особенно интересны фотографии к несостоявшимся по разным причинам ролям. Эти роли, вернее, Гарин в знакомых по другим произведениям образах, порой так неожиданны! К тому же Гарин-актер настолько пластически выразителен, что по одной фотографии, словно с одного взгляда, легко представляешь себе, каким был бы его герой.

Например, Максим. Максим Бориса Чиркова настолько привычен, что представить себе другого актера в этой роли кажется просто невозможным. А ведь был другой актер — Эраст Гарин, и партнершей его была не Кибардина, а Елена Кузьмина. С их участием отсняли несколько эпизодов, а потом фильм был законсервирован, актерская группа распалась, и Козинцев и Трауберг продолжали свою работу уже с другими исполнителями. Нельзя, разумеется, рассуждать о том, был бы Максим Гарина интереснее или нет: он был бы другим. Это видно по кадрам из съемок. На фото он более «шпанистый», более склонный к дуракавалянью... А дальше? Дальше нет фото...

После эйзенштейновского «Ивана Грозного» эту же тему намеревался поднять Иван Пырьев. (И снова что толку рассуждать, чей вариант оказался бы интереснее: они разные!) Гарину Пырьев предложил роль захудалого боярина Нефедки — отравителя царицы. Вот фотопроба — запуганный, хитроватый, всклокоченная бороденка, невзрачная одежонка...

Есть пробы из «Поединка» Куприна — Гарин в роли Ромашова, из водевиля «Аз и Ферт» Савченко, из «Доктора Калюжного» — еще до фильма Гарин играл згу роль в театре...

«Традиционно восприятие Гарина как эксцентричного комика. Конечно, он эксцентричен и потешен»,— писал о Гарине критик Михаил Блейман. За этими словами следует «но». Длинное «но», за которым критик отмечает и реалистическую условность игры и непосредственную веру детского восприятия артиста... Будто в подтверждение этой оценки, смотрит с книжной полки лупоглазый медвежонок — его подарили Гарину после премьеры «Обыкновенного чуда» в Театре киноактера. «Ты оживил меня и сотворил чудо...» — гласит медная бляшка, висящая на шее медвежонка.

И как тут не вспомнить чудо, которое в свое время сотворил с Гариным Мейерхольд, поручив ему роль Чацкого. Классический простак Гарин был в нашумевшем спектакле «Горе уму» (в такой редакции было дано название пьесы) главной находкой режиссёра. Сохранилась записка, которую Мейерхольд во время репетиции написал Локшиной: «Хесе — совершенно секретно. Я знаю, меня будут упрекать в пристрастии, но мне кажется, только Гарин будет нашим Чацким:. Задорный мальчишка, а не трибун. У Яхонтова я боюсь «тенора» в оперном смысле и «красавчика», могущего конкурировать с Завадским...»

...Пора прощаться: у Хеси Александровны завтра с раннего утра дубляжная смена, Эраста Павловича ждут два непрочитанных сценария с новыми ролями.

Проходят годы, приходят болезни. Но не иссякает юмор и желание работать.

— Смех — органическая нормальная потребность человечества,— говорит Хеся Александровна.— Вот почему современные кинематографические деятели смеха в большом долгу перед зрителями.

Н. Колесникова
"Советский экран" № 17, 1973 год


просмотров: 958 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
23.09.2017

23 сентября родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 23 сентября

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Юрий Никулин: "Опять солдат.."
Юрий Никулин: "Опять солдат.."

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика