kino-cccp.net
Прощаемся
18 июня 2018 г. нас покинул актёр
читать биографию
Виктор Павленко

ОСКАР
ОСКАР 2011: номинанты и победители
ОСКАР 2011: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Асы
Асы

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Девушка с косой (2017)


Девушка с косой (2017)
Девушка с косой (2017)

Излом времени


Излом времени
Излом времени

Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Архив анонсов
Яковлева рассказала о письмах поклонника из тюрьмы
Яковлева рассказала о письмах поклонника из тюрьмы

Скончался Станислав Говорухин
Скончался Станислав Говорухин

Машков отменил прием абитуриентов в школу Табакова
Машков отменил прием абитуриентов в школу Табакова


Главная » История кино

А в России опять окаянные дни...


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

А в России опять окаянные дни...

А в России опять окаянные дни...
Этот фильм рождался тридцать два года... В разгар хрущевской оттепели, в 1958 году, студент Челябинского политехнического института Владимир Васильков получил письмо от брата, незадолго до этого попавшего в один из северных лагерей. «Сел» классически, по знакомой из анекдотов схеме: побеседовал с соседом по вагону о роли Советской власти в судьбах народов нашей страны, а сосед оказался сотрудником КГБ. Забрали прямо из купе, дали 4 года, и поехал он на прекрасно функционировавший еще в то время Архипелаг. И вот теперь приглашал брата повидаться.


Рассказывает режиссер-постановщик Владимир Васильков:

— Купил я две бутылки «Каберне» и отправился. После множества пересадок добрался до станции Полуночное на севере Урала. А как дальше? Грязь кругом непролазная — осень... Машины ходят редко. Тридцать пять — сорок километров по тайге. А ждать невыносимо. Подумал я, подумал, разулся и потопал по колено в грязи.

Через какое-то время грязь кончилась, пошла лежневка. Но я этого названия тогда не знал. Брошены справа и слева по три бревна для машин — и вся дорога. Идти стало гораздо легче. Шел, как и прежде, босиком и вдруг почувствовал, что бревна не гладкие, а как будто с щербинками. Присмотрелся. Вы видели «Покаяние»? Тогда поймете, что это такое. Все бревна были исписаны. Только надписи шли не по комлю, а по боковой поверхности. Имена, даты: «1931-й», «1932-й» годы, «Прощай, мама!»... Страшное впечатление!

Километров через двадцать Владимир вышел к реке Сосьве. Дорога здесь раздваивалась, и он остановился, чтобы уточнить направление. Увидел лодку, начал кричать. Его не заметили. И к счастью, наверное... Водитель попутного грузовика, наконец-то попавшегося по дороге, сказал, что в лодке могли сидеть охранники, посланные в погоню за беглыми, а то и сами беглые зеки, в этом случае вообще неизвестно, чем бы дело кончилось. Там ведь и до людоедства доходило...

На контрольно-пропускном пункте встретил вежливый, обходительный, с интеллигентными манерами человек— начальник лагеря.

Владимир Васильков:

— После всех дорожных испытаний он показался мне самым близким из окружающих. Расспрашивал о жизни, сочувствовал. Но вдруг заявил, что брат встречаться со мной не хочет. «Как же так, вот его письмо!» — «Ничего не могу поделать, не имею права против воли заключенного...» Так продолжалось два дня из трех, выделенных мне для свидания. Потом выяснилось, он врал. Издевался. Я порой думаю, что так же вежливо, не повышая голоса, он мог отправлять людей на смерть.

Эти трое суток дали мне столько, сколько не дал Солженицын всеми своими произведениями.

Вернувшись домой, я решил: если когда-нибудь начну писать или снимать фильмы, расскажу обо всем. Расскажу о планомерной работе по уничтожению человека. Это засело клином.


Потом Владимир Васильков пришел в кино, стал режиссером-документалистом, много снимал, получал призы. А мысль не оставляла.

Когда наступила новая, нынешняя оттепель, он принялся за дело. Написал либретто, по которому создал сценарий Эдуард Володарский при участии Александра Митты. В планы государственных киностудий влиться не удалось, поэтому, с трудом найдя деньги для постановки, обратился в хозрасчетное кинообъединение «Камера». Пригласил оператора Игоря Мельникова, художника Сайда Меняльщикова, композитора Николая Соколова. Важно было, чтобы исполнители не были знакомы кинозрителям, поэтому искал среди театральных актеров по всей стране — в Пскове и Риге, в Куйбышеве и Горьком.

Действие происходит в 1948 и 1990 годах. Герой, родившийся в лагере, приезжает к деду, чтобы занять денег на машину, и случайно узнает, что дед служил в том же лагере, творил беззакония. Как относиться сегодня к этому человеку, к его жизни?

Владимир Васильков:

— Моя позиция отличается и от позиции моего героя, и от взглядов большинства людей. Она. быть может, неверна, субъективна, но я убежден: не было палачей и жертв. Были обманутые в погонах и без, обманутые во имя ложной идеи. За колючей проволокой они, ненавидящие друг друга, создали какое-то извращенное, страшное братство, в котором все всё понимают и принимают правила игры. «Триумфальное шествие наоборот» — в этой фразе, быть может, ключ к пониманию картины.

Министерство внутренних дел СССР оказало нам полную поддержку. Консультантом был генерал-майор Василий Иванович Сныцерев, он прошел все без исключения ступени лагерной служебной лестницы. Снимали в одном из подлинных лагерей, который существует с 30-х годов, снимали подлинных заключенных и подлинных охранников. И все «выкладывались» — и профессиональные кинематографисты, и их помощники.

Ни к кому из своих героев я не испытываю ненависти, только сострадание. Уверен, что можно простить все, нельзя лишь повторять. Да на повторение, думаю, у нас уже и сил не хватит. И еще — ничего нельзя забывать. «Оглянись, человече, на дела свои» — вот главное, что хотел сказать я своим фильмом.

Б. Владимиров
"Советский экран" № 11, 1990 год


просмотров: 936 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
20.06.2018

20 июня родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 20 июня

Новинки книг
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив
Как я была Пинкертоном. Театральный детектив

Новинки книг
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
«Письма мертвого человека». Фантастика предостерегает
«Письма мертвого человека». Фантастика предостерегает

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика