kino-cccp.net
Прощаемся
10 декабря 2016 г. нас покинул режиссёр
читать биографию
Сергей Микаэлян

ОСКАР
ОСКАР 2007: номинанты и победители
ОСКАР 2007: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Политвидео
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Политвидео все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Под покровом ночи (2016)


Под покровом ночи (2016)
Под покровом ночи (2016)

На пятьдесят оттенков темнее (2017)


На пятьдесят оттенков темнее (2017)
На пятьдесят оттенков темнее (2017)

Сфера (2017)


Сфера (2017)
Сфера (2017)

Союзники (2016)


Союзники (2016)
Союзники (2016)

Землетрясение (2016)


Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Поезд в Пусан (2016)


Поезд в Пусан (2016)
Поезд в Пусан (2016)

Эластико (2016)


Эластико (2016)
Эластико (2016)

Вечность (2016)


Вечность (2016)
Вечность (2016)

Зоология (2016)


Зоология (2016)
Зоология (2016)

Невеста (2017)


Невеста (2017)
Невеста (2017)

Архив анонсов

Лили-Роуз Депп дебютировала на шоу Chanel
Лили-Роуз Депп дебютировала на шоу Chanel

Михаил Ефремов лечит запои
Михаил Ефремов лечит запои

Павел Лунгин опасается цензуры «снизу»
Павел Лунгин опасается цензуры «снизу»


Главная » История кино

Остановка у порога


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Остановка у порога

Остановка у порога
Все так просто: уложил человек в портфель тапочки, большую фарфоровую кружку, коробочку с лекарством, открепил от стенки фотографии внучат, выслушал прощальные речи, выпил шампанского, принял памятный подарок и словно перешел в иное жизненное измерение. Стал пенсионером.
Фильм сценариста Н. Николаева и режиссера С. Шустера так и называется: «Сергей Иванович уходит на пенсию».
Говорят, что каждый возраст имеет свой смысл и свое очарование. В том числе и возраст пожилой. Сергей Иванович — огромный, массивный, басовитый, как все герои Бориса Андреева,— один из тех людей, которые способны подтвердить мудрость этой мысли. Он силен, крепок и надежен. Его не гложет неутоленное честолюбие, не разъедают сомнения по поводу того, все ли получил он в свое время, что достоин был получить. «Всю жизнь я считал чужие деньги»,— говорит Сергей Иванович, имея в виду свою работу в сберкассе. Можно по-разному произнести эти слова. Борис Андреев произносит так, что самое чуткое ухо не улавливает в его голосе ни малейшего «поскрипывания», ни следа тайной горечи.
Может быть, это счастливое свойство натуры. А может, такой безупречный нравственный баланс создается сознанием честно выполненного долга. Прошел войну, был ранен, работал не покладая рук, вырастил детей. Больше ему ничего и не нужно — помогать детям, радоваться их успехам, растить внуков... Но как раз это скромнейшее желание оказывается неисполнимым. А почему — про то фильм.
В каждой картине бывает такой начальный момент, когда зритель как бы уясняет для себя правила игры, предложенной ему авторами, настраивается — на трагедию, или мелодраму, или комедию. В таком первом приближении фильм про Сергея Ивановича кажется бытовой хроникой. Люди уходят на работу и приходят с работы, накрывают на стол и убирают со стола и при этом вскользь обсуждают свои проблемы, такие будничные, рядовые, житейские. Все очень спокойно, никаких экстраординарных событий, никаких всплесков — разве что развод дочери, но дочь Сергея Ивановича и ее муж тоже переживают его как довольно заурядное происшествие.
Настроившись на этот успокаивающий ритм, наверное, и судьбу Сергея Ивановича не каждый сразу примет близко к сердцу, не каждый увидит в ней драму. Вот стоит пожилой человек посреди золотого осеннего дня на одной из красивейших в мире набережных, удит рыбу. Ушел на заслуженный отдых — вот он им и пользуется, заслуженным отдыхом. Не болен, не голоден, никем не обижен. Дети исключительно с ним милы, внимательны, не забывают — не в пример многим и многим— поздравить с днем рождения и даже побаловать подарком. Складной японский зонтик подарили, шутка ли! Вот с жильем, конечно, не лучшим образом получилось—от дочери уехал (из собственной, заметим, квартиры), у сына в его столичных хоромах не прижился. Но есть в Ленинграде еще третий сын — моряк, квартира его, пока он бороздит океаны, свободна, так что отцу есть где голову приклонить. А самое главное: разве не твердим мы друг другу как некую заповедь житейской мудрости, что с престарелыми родителями вместе лучше не жить — и им спокойнее, и молодежи свободнее. Говорят, что это самый верный способ «сохранить отношения».
В жизни старики, такие же точно, как Сергей Иванович, попадаются нам во множестве. И бывшие сослуживцы, и соседи, и родители наших друзей-приятелей. И ничего не видим в них такого, чтобы мы. пробегая мимо по своим бесчисленным делам, вдруг остановились около и стали с сочувственным интересом обдумывать их положение. Но тут мы не вольны в своих действиях, киноэкран держит нас на месте, не позволяя умчаться прочь, мы продолжаем смотреть в упор на Сергея Ивановича и поневоле вспоминаем его руки, когда он купал внучку, или хлопотал у плиты, или копался в земле на даче у сына. А теперь эти руки сжимают удочку — просто надо как-то убить время. Один в чужом городе, ни одного знакомого лица вокруг, разлучен с любимой внучкой — сложите вместе эти обстоятельства, померкнут краски золотой осени, а простая семейная история покажется более жестокой, чем выглядит на первый взгляд. Как-то мне случилось однажды прочесть в читательском письме: одиночество — сверхмера наказания...
В жизненных обстоятельствах Сергея Ивановича, который не может пожаловаться на явную жестокость, кроется проблема, которая могла бы прозвучать сегодня с немалой остротой. Цементировать семью, удерживать вместе поколения может только любовь и ее производные: тревога за близкого человека, жалость, терпимость, потребность в повседневном общении.
Но почему же нет ее, этой взаимной любви, у вполне нормальных и даже, в общем, симпатичных людей? Куда девается такое необходимое, естественное для всякой здоровой натуры чувство? Почему дочь, и сын, покричав для порядка: «Папа мне нужен! Это мой отец, не забывай!» — в конце концов всякий раз подчиняются тем жестоким, бессердечным решениям, которые диктуют люди, старику неродные — зять, невестка?
У Льва Толстого есть притча про мальчика, который, видя жестокое обращение отца с немощным дедом, сел мастерить корытце: мол, состаришься, батюшка, тоже будешь из него есть. Притча эта вспоминается не случайно. Каждый раз. когда по ходу сюжета взрослые дети решают участь старика, тут же где-нибудь рядом присутствуют внуки Сергея Ивановича — присматриваются, вникают и тоже, наверное, начинают мысленно «долбить корытца», из которых через определенное время будут «кормить» своих пап и мам...
Что ж, разве не подобным образом складываются бытовые традиции, формируются или разрушаются нравственные нормы?
Одинокая старость — это всегда трагедия. История пожилого человека, которому не нашлось места в жизни его детей, привела авторов фильма к самому порогу важнейших открытий.
Но только к порогу. Шагнуть дальше, мне кажется, помешала расстановка сил внутри картины. Все внимание отдано герою, а членам его семьи даже в именах отказано — в титрах они обозначены просто как сын и дочь, зять и невестка. Мы о них знаем только то, что почти ничего не знаем. Объяснение их поступков и намерений, кажется, вовсе не заботит режиссера. Они становятся грубыми, прямолинейными — не спасает даже мастерство Алисы Фрейндлих, Жанны Болотовой, Георгия Буркова. Ситуации, требовавшие тщательной психологической разработки и основательной информированности зрителя, очерчиваются схематично и поверхностно. Дочь разлучила с отцом ее ученая карьера, сына — любовь к роскоши. Как все просто и как однозначно! Если бы и в жизни все с такой же легкостью раскладывалось «по полочкам», находило объяснение! Но в жизни, мы понимаем, все много сложней, а значит, и в искусстве нельзя свести проблему к сумме моральных прописей, бегло проиллюстрированных той или иной ситуацией — как, к примеру, совсем уж скороговоркой рассказанная история пожилой дамы, которую сын беспардонно вынуждает пожертвовать квартирой.
Однажды бывший зять Сергея Ивановича бросает ему вызывающую фразу: «Не напрягайтесь, отчего вы взяли, что в вашем возрасте можно что-то понять про нас?» Напрягайся не напрягайся, но «про них», про персонажей фильма, действительно трудно понять что-либо, кроме того, что лежит на самой поверхности и укладывается в весьма психологически несложные формулировки.
А ведь замысел фильма — подчеркнем это еще раз — был и злободневным и серьезным. Мы знаем, какое важное место отводится обеспечению старости в социальной программе партии, сколько усилий прилагает общество, чтобы поднять моральный вес самого понятия «ветеран», окружить старшее поколение вниманием и заботой. Прекрасное когда-то существовало выражение—«покоить старость». Кому же покоить старость родителей, как не их собственным детям! Об этом и собирались, видимо, поговорить всерьез авторы картины. Но произведение на столь деликатную тему, требующую взволнованной сердечности, тонкого исследования движения души, к сожалению, дидактически упростило проблему.

Д. Акивис
«Советский экран» № 8, 1981 год


просмотров: 150 комментариев: 0
Представьтесь *
Email: *
Я не робот *:




Сегодня
11.12.2016

11 декабря родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 11 декабря

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Новости кино от Гоблина

Предыдущие выпуски
ВТБ Банк Москвы RU CPS
Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
«Он» и «Она» в зеркалах экрана
«Он» и «Она» в зеркалах экрана

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия