kino-cccp.net
Прощаемся
21 апреля 2018 г. нас покинула актриса
читать биографию
Нина Дорошина

ОСКАР
ОСКАР 1998: номинанты и победители
ОСКАР 1998: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Асы
Асы

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Девушка с косой (2017)


Девушка с косой (2017)
Девушка с косой (2017)

Излом времени


Излом времени
Излом времени

Ночная смена (2018)


Ночная смена (2018)
Ночная смена (2018)

Архив анонсов
«Ведьмака» снимут в Восточной Европе
«Ведьмака» снимут в Восточной Европе

Умер Верн Тройер
Умер Верн Тройер

Умерла актриса Нина Дорошина
Умерла актриса Нина Дорошина


Главная » История кино

Как я учился рисовать


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Как я учился рисовать

Как я учился рисовать
Несколько слов о себе: Ильенко я, Юрий Герасимович, из приднепровского городка Черкассы. Родился в 1936 году. Рисовать начал раньше, чем говорить и ходить. Запах, от которого могу потерять сознание, запах только что открытой коробки с карандашами «Кохинор». Несмотря на столь рано выявленную одаренность к рисованию, стал кинорежиссером случайно... Теперь сожалеть поздно... Все эти тридцать лет, что я в кино, меня неудержимо тянули к себе краски, кисти, холсты, бумага... Рисованию я обязан тем, что вообще сумел окончить школу. Я был безнадежным, непроходимым неучем во всех математических дисциплинах, однако в старших классах я вырвал свою четверку тем, что мог изобразить на классной доске любую воображаемую геометрическую фигуру в любом ракурсе. Преподаватель математики, который не в состоянии был изобразить элементарный треугольник, просто панически боялся меня, и поскольку постоянно был нетрезв, то откупался от меня, как от нечистой силы, пятерками.
Однако признание, как к художнику, пришло ко мне в военном лагере для студентов, когда уже наш двухмесячный срок стажировки подходил к концу.
Чтобы слинять от строевой подготовки, я вызвался оформить карту будущих маневров в штабе полка. Ну, там мне выдали пачку карт-десятиверсток и выделили просторный зал. Я расстелил на полу карты, склеил их в одно гигантское полотно и начал изображать на нем всю воинскую премудрость: протуберанцы фланговых атак, глубоко эшелонированную оборону в виде бесконечных средневековых зубцов и башен крепостных стен, монолитные стрелы танковых ударов, сверкающую россыпь огневых точек, затягивающие омуты окружений...
К вечеру, когда все уже было готово, я собрал остатки двух пачек цветных карандашей «Тактика» и услышал шаги командира...шаги судьбы... Вошел генерал. Он окинул полководческим взором мои художества и заплакал скупой солдатской слезой. Он в жизни не видел подобной карты.
Генерал сказал, сдерживая рыдания:
- Сынок!.. С этого дня ты будешь служить при мне...

Но это не все. Я добился признания на уровне Генштаба. На занятиях в институте (ВГИКе) нам выдавали толстенные тетради для конспектирования якобы секретных лекций, за которыми якобы могли охотиться вражеские разведки.
В этой тетради я стал рисовать по заказу моих сокурсников различные сюжеты из армейской жизни, но близко к изучаемой теме. В тех сюжетах изображались солдаты, сержанты, офицеры и генералы, а также... девушки в танках, в подводных лодках, в окопах во время марш-бросков и затяжных прыжков с парашютом, на парадах и в сабельных атаках, но (!) исключительно в минуты любви... Таков уж был испорченный вкус у моих заказчиков, моих однокурсников. В той тетради было что-то около 200 страниц. Я их заполнил за один семестр. В конце семестра на кафедру нагрянула комиссия Генштаба проверить уровень преподавания военного дела во ВГИКе. (В итоге кафедру ликвидировали, но это несколько позже и ко мне не имеет отношения.) И вот полковник Генштаба, проходя мимо моего стола, берет небрежно мою секретную тетрадь и... Курс замер, как стая охотничьих... бог с ними... Полковник до самого конца занятий углубленно изучал мои конспекты. После звонка он спрятал тетрадь в свой генштабовский портфель и унес с собой. На следующий день мне сообщили в деканате, что я исключен из института. Я бросился к ректору, тот был неумолим, но... сказал мне шепотом, что года через два-три, когда все обо мне забудут, он примет меня обратно, причем без экзаменов, но... на художественный факультет. В конце недели, когда я уже сдал в библиотеку «Историю КПСС» и футбольные бутсы на кафедру физкультуры и пришел с бутылкой прощаться с курсом, мне сообщили, что я прощен самим министром обороны, который якобы сказал, изучив мою тетрадь:
— Когда-нибудь, я верю, это издадут, как книгу для бойца, для поднятия его боевого духа...
И что он приглашает автора, то есть меня, оформить для него карты предстоящих маневров...
Думаю, что я имею право говорить, что армии я обязан тем. что стал тем. кем стал.
С тех пор у меня твердое правило: если можешь не рисовать, не рисуй.
Из остальных сведении о себе: женат, двое детей. Больше чем рисовать, люблю писать стихи, но это вообще уже полная жуть.

С уважением,
Юрий Ильенко

"Советский экран" № 13, 1989 год


просмотров: 419 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот




Сегодня
22.04.2018

22 апреля родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 22 апреля

Новинки книг
Гимн торжествующей Любви
Гимн торжествующей Любви

Новинки книг
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Мотивы попроще
Мотивы попроще

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика