Весь Жванецкий

kino-cccp.net
ОСКАР
ОСКАР 1988: номинанты и победители
ОСКАР 1988: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Док. проекты
Старость в радость
Старость в радость

Док. проекты все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


Чужестранка 4 сезон


Чужестранка 4 сезон
Чужестранка 4 сезон

Мисс Пуля (2019)


Мисс Пуля (2019)
Мисс Пуля (2019)

Султан моего сердца


Султан моего сердца
Султан моего сердца

Не в себе


Не в себе
Не в себе

Селфи из ада (2018)


Селфи из ада (2018)
Селфи из ада (2018)

Лёд (2018)


Лёд (2018)
Лёд (2018)

Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)


Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)
Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти (2018)

Жажда смерти (2018)


Жажда смерти (2018)
Жажда смерти (2018)

Движение вверх (2017)


Движение вверх (2017)
Движение вверх (2017)

Молодая женщина


Молодая женщина
Молодая женщина

Архив анонсов
Никита Панфилов вновь встретится со «Псом»
Никита Панфилов вновь встретится со «Псом»

Джеймса Дина воскресят с помощью компьютерных технологий
Джеймса Дина воскресят с помощью компьютерных технологий

Виктория Исакова становится королевой подводного мира
Виктория Исакова становится королевой подводного мира


Главная » История кино

Сегодня и много лет назад


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 5.0

Сегодня и много лет назад

Сегодня и много лет назад
Героиня фильма «Опознание», западногерманская журналистка Ингрид Кюн, выступила с важными разоблачениями. Она установила, что один из крупнейших промышленных магнатов страны, Карл Остер, был связан с Гитлером, способствовал захвату власти нацистами, непосредственно стоял у колыбели «третьего рейха», словом, совершил все то, что давало ей, Ингрид Кюн, достаточные основания выпустить об Остере книгу под убийственным, хотя и коротким названием: «Он нанял Гитлера».

Впрочем, Остер не только «нанял» Гитлера: глава солиднейшей, существующей уже целое столетие фирмы, респектабельный промышленник, человек дела или, если хотите, бесстрастный, но практически мыслящий «технократ», оказывается, имел прямое отношение и к гитлеровским узникам, и к гитлеровским лагерям смерти, и к тем самым «печечкам», о которых в фильме не без содрогания вспоминает осужденный преступник Штропп: в годы войны, будучи начальником лагеря уничтожения, он эти остеровские «печечки» использовал на полную мощность.

Так книга Кюн неожиданно швырнула Остера из его нынешнего благополучия на тридцать лет назад, в неуютные времена нюрнбергских процессов, в «преодоленное», но никем не забытое прошлое, когда приходилось отбиваться, оправдываться, лихорадочно искать связей, чтобы в последнюю минуту успеть вытащить голову из петли...

Все начинается заново: перед нами материал для нового судебного процесса. Его перипетии, собственно, составляют содержание всего фильма. Однако на скамье подсудимых оказывается не Карл Остер, а Ингрид Кюн, обвиненная в клевете и оскорблении личности...

Эта ситуация, придуманная авторами фильма, может показаться несколько натянутой, нарочито заостренной. Однако в июле 1974 года, когда фильм уже находился в производстве, в городе Кельне стояла перед судом молодая женщина Беата Кларсфельд, приговоренная к двум месяцам тюрьмы за попытку передать органам юстиции бывшего оберштурмфюрера СС, бывшего шефа гестапо в Париже К. Лишки. И об этом писали в те дни все газеты мира.

Конечно, не следует думать, что фильм «Опознание» повторяет уже много раз сказанное, вновь возвращается к теме поощрения и реабилитации гитлеровских преступников некоторыми судебными инстанциями ФРГ. В этом смысле фильм гораздо шире, потому что рассматривает сущность классового суда как такового и останавливается на особой роли судьи.

Молодой судья Штаден мало похож на тех банальных «зубров», которые, тайно или явно сочувствуя нацистским «борцам», с легкостью выносят гитлеровским злодеям оправдательные приговоры. Нет, судьи Штадена коснулись «новые веяния», он преисполнен внутреннего отвращения к Остеру и сочувствия к Кюн, и, кажется, никакой нажим не способен помешать ему вынести единственно справедливое решение. Следя за его поведением, зритель чуть ли не до финала относится к нему с симпатией, разделяя мнение, высказанное его секретаршей Эльзой: «Вы молодец, судья!»

И все же под самый «занавес» судья Штаден изменяет себе, своим если не убеждениям, то побуждениям, своей профессиональной чести. Ингрид Кюн осуждена: может быть, почти «символически»— денежный штраф или, как в случае с Беатой Кларсфельд, пара месяцев заключения. Но Остер из-под удара выведен, Остер в таком обществе находится под защитой суда потому, что ему, Остеру, в конечном счете принадлежит власть. При этом фильм не скрывает, что кое-что все же изменилось, прежняя убежденность в своей незыблемости и безнаказанности сменяется у остеров неуверенностью, страхом перед завтрашним днем. А такие, как Ингрид Кюн и ее друзья, одерживают моральную победу, поддержанную лучшими молодыми, свежими общественными силами. В этой связи надо сказать, что фильм с достоверностью передает нынешнюю нравственную атмосферу, обстановку, при которой остеры неизбежно теряют свою железобетонную или стальную незыблемость, а люди, продолжающие лучшие традиции антифашистской борьбы, обретают все больший моральный вес и признание сограждан.

Схватка между этими полярно противоположными силами носит чрезвычайно острый характер и так или иначе определяет поведение каждого человека. Настало время выбора позиции, выбора между вчерашним и сегодняшним днем, и всякая нерешительность или неопределенность может обернуться моральным крахом, как это случилось с судьей Штаденом. Напрасно авторы фильма подвергли его дополнительным «эффектным» испытаниям, вроде инсценированного Остером покушения: на полном ходу с включенными фарами летит прямо на Штадена автомобиль. Также излишне испытывать стойкость Ингрид Кюн, введя в фильм похищение ее ребенка. Нет, гораздо чаще люди подвергаются иным испытаниям, иным проверкам.

Несколько лет назад я оказался в зале одного из западногерманских судов, где весь антураж удивительно совпадал с тем, что я потом увидел в в фильме «Опознание»: и зал был похож, и публика, и судья был почти такой же — молодой, долговязый, немного застенчивый. Да и дело было в чем-то похожее. Судили старого антифашиста, человека, потерявшего руку, судили за то, что он встал поперек шествия неофашистских подстрекателей, направлявшихся на свой митинг в пивную с лозунгами, требующими физической расправы над руководящими, правительственными деятелями Германии. Формально, однако, митинг этот был «конституционно дозволен» и подсудимый должен был нести ответ за самоуправство, за нарушение соответствующего параграфа закона... Помню, с какой брезгливостью слушал молодой судья показания доносчиков-полицейских, с каким еле скрываемым одобрением внимал показаниям свидетелей защиты и самого подсудимого, а потом вынес... обвинительный приговор: штраф!

На следующий день я навестил судью в его кабинете, чтобы поговорить о вчерашнем деле, и он, пунцовый от смущения, оправдывался, ежился, доставал с полки какие-то книги, какие-то инструкции, какие-то законы, и все это звучало жалко, неубедительно, и неловко за него мне было... Чувствовалось, что человек этот спасовал перед теми, кто сильней его, перед теми, кто «над ним», А чего, собственно, было бояться? Ведь не расстреляли бы его, не отправили бы на гильотину или в газовую камеру, не арестовали бы... Ну, замечание, ну, тень недовольства могла бы лечь на карьеру. Ну, даже уволили бы его в конце концов! Неужели это хуже, чем вынести заведомо неправильный, нечестный приговор, осудить невиновного? Неужели маленький, тайно леденящий душу страх за карьеру важнее правды, совести? Ведь в фильме «Опознание» судья Штаден готов отказаться даже от любимой...

О многом заставляет задуматься этот серьезный в общем-то фильм, которому, повторяю, вредит несколько легкомысленная погоня за эффектными полудетективными эпизодами, во имя пущего интереса. Хорошо играют актеры Юрис Стренга (Штаден), Астрида Кайриша (Кюн). Напомню в заключение, что консультировали фильм такие знатоки и специалисты, как доктор исторических наук В. Д. Ежов (главный консультант) и доктор юридических наук Н. С. Алексеев, а одним из сценаристов является Аркадий Полторак, бывший участник Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками, автор широко известной книги «Нюрнбергский эпилог».

Мне кажется, что «Опознание», один из немногих, к сожалению, опытов отечественной художественной кинопублицистики, привлечет к себе внимание зрителей.

Лев Гинзбург
"Советский экран" № 5, март 1975 года


просмотров: 1158 комментариев: 0
Представьтесь
Email:
Я не робот



Сегодня
08.12.2019

8 декабря родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 8 декабря

Новости партнеров
Новинки книг
Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть
Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть

Новое
Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Всегда помнить
Всегда помнить

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия

Яндекс.Метрика