kino-cccp.net
Прощаемся
6 декабря 2016 г. нас покинул режиссёр
читать биографию
Валерий Белякович

5 декабря 2016 г. нас покинула актриса
читать биографию
Альбина Матвеева

ОСКАР
ОСКАР 1962: номинанты и победители
ОСКАР 1962: номинанты и победители

ОСКАР - все церимонии
Политвидео
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию
Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Политвидео все выпуски
Трейлеры
кинопремьер


На пятьдесят оттенков темнее (2017)


На пятьдесят оттенков темнее (2017)
На пятьдесят оттенков темнее (2017)

Сфера (2017)


Сфера (2017)
Сфера (2017)

Союзники (2016)


Союзники (2016)
Союзники (2016)

Землетрясение (2016)


Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Поезд в Пусан (2016)


Поезд в Пусан (2016)
Поезд в Пусан (2016)

Эластико (2016)


Эластико (2016)
Эластико (2016)

Вечность (2016)


Вечность (2016)
Вечность (2016)

Зоология (2016)


Зоология (2016)
Зоология (2016)

Невеста (2017)


Невеста (2017)
Невеста (2017)

Притяжение (2017)


Притяжение (2017)
Притяжение (2017)

Архив анонсов

Мосфильм» продолжит реставрацию советских фильмов
Мосфильм» продолжит реставрацию советских фильмов

В «Последнем танго в Париже» изнасилование было настоящим
В «Последнем танго в Париже» изнасилование было настоящим

«Ленфильму» отказали в правах на советское кино
«Ленфильму» отказали в правах на советское кино


Главная » История кино

Искать путь к сердцу зрителя


Делимся с друзьями !!!
Рейтинг: 0.0

Искать путь к сердцу зрителя

Искать путь к сердцу зрителя
...Шел пятый час сложной и утомительной съемки. Киногруппе фильма «Мертвый сезон» никак не удавалось добиться нужного эффекта в финале эпизода обмена разведчиков: три черные «Волги», которым полагалось многозначительно умчать в туманную даль, упрямо не желали вписываться в узкое полотно шоссе, и выразительного разворота не получалось ни в одном дубле.
Два человека, казалось, не замечали общей суеты. Они бродили по придорожному леску и негромко, спокойно о чем-то говорили. Это был Банионис, исполнитель роли Ладейникова, и советский разведчик, во многом послуживший прототипом главного героя. Мое же присутствие на съемках объяснялось чистой случайностью, а может быть, и любопытством: моему старшему брату, журналисту по профессии, в тот день пришлось исполнить одну из эпизодических ролей в этой сцене...

...Мы беседуем с народным артистом СССР Донатасом Юозовичем Банионисом в аллее на Литовской киностудии. Рассказываю ему о том давнем дне. «Подождите, подождите! Я очень хорошо помню ту съемку, когда меня «обменивали»,— оживляется Банионис.— Так это был ваш брат? Передайте ему спасибо: обменял он меня классно».

— На невезение жаловаться не могу: с самого начала работы в кино судьба свела меня с Витаутасом Жалакявичусом, который преподал мне первые уроки кинематографа. У меня был немалый стаж работы в театре, когда я начал сниматься в первом своем фильме «Адам хочет быть человеком», но вдруг понял, что в кино я еще даже не «студент», надо пройти «подготовительные курсы». Однако Жалакявичус, видимо, не разуверился во мне, так как пригласил и в свой следующий фильм — «Хроника одного дня». По-моему, я и там «провалился». Актерское счастье мое в том, что Жалакявичус, кажется, думал иначе, он что-то такое видел в артисте Банионисе, чего сам Банионис не замечал. И вот в 1965 году он предложил мне роль председателя колхоза в картине «Никто не хотел умирать».

— И, как говорится, «в одно прекрасное утро вы проснулись знаменитым»?..
— Во всяком случае, на меня стали обращать внимание и другие режиссеры. Савва Кулиш пригласил меня на роль разведчика Ладейникова в фильме «Мертвый сезон». Как же мы с ним спорили! И, знаете, мне это нравилось: было из-за чего снимать тот или иной эпизод. А когда такое случается, от съемки получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие.
И дальше счастье мне не раз улыбалось — я прошел хорошую школу у Григория Козинцева, снимаясь у него в «Короле Лире» в роли герцога Олбенского. Многое открыл для себя, участвуя в работе над «Красной палаткой». Порученная мне роль Мариано была невелика, но общение с замечательными мастерами — режиссером Михаилом Калатозовым, прекрасными партнерами помогало мне накапливать опыт.

— Вы жалеете о каких-нибудь несыгранных или сыгранных ролях?
— О несыгранных, пожалуй, нет... Жалею о том, что были случаи, когда соглашался сниматься, не задумываясь. Переоценивая свои силы, думая, что каждую последующую роль сыграю уж никак не хуже предыдущей. Потом, трезво оценив результаты, пришел к выводу, что буду сниматься только в картинах, сценарии которых мне приглянулись. Оказалось, и это вовсе не гарантирует творческой удачи и удовлетворения от проделанной работы. Были у меня случаи, когда сценарий казался превосходным, однако не удавалось даже приблизиться к тому, что в нем было заложено — съемочная группа то пасовала перед чисто техническими трудностями, то шла по упрощенному пути: словом, на экране от сценария оставались лишь рожки да ножки.
Бывало по-иному — сценарий меня не слишком воодушевлял, но я почему-то решал, махнув рукой, согласиться. А фильм неожиданно получался! И тогда я решил поменьше обращать внимания на литературную основу будущего фильма — уверился, что собственными силами всегда смогу вытянуть роль, выстрою ее, сделаю. Это было заблуждение. Оказалось, такая самоуверенность жестоко мстит. Словом, из всех фильмов с моим участием отнюдь не все представляются сегодня мне самому удачными...

— Не слишком ли вы строги к себе? Разве мало у вас работ, по достоинству принесших вам широкую известность и преданную зрительскую любовь! Вы создали образы таких титанов искусства, как Гойя и Бетховен, снялись в главных ролях политических картин «Бегство мистера Мак-Кинли», «Жизнь и смерть Фердинанда Люса», «Кентавры». Рядом с образами, трогавшими сердце углубленным психологизмом, стоят роли характерные —скажем, пастор в комедии «Берегись автомобиля» или фашистский офицер в трагедийной ленте «Факт». Запомнились и ваши выступления в картинах приключенческих—«Вооружен и очень опасен», «Сумка инкассатора»...
— Счастлив, что удалось принять участие в ряде кинокартин, которые оставили след в сердце зрителя, о которых вспоминают. Это самое большое удовлетворение для актера. А вот если зритель тебя не принимает, это настоящая трагедия.

— Как вы работаете над ролью?
— Всегда по-разному. Объяснить это невозможно. Хотите — верьте, хотите — нет, но никаких привычных приемов, тем более универсальных рецептов у меня нет. Всякий раз приходится нащупывать, угадывать, искать заново, пробовать на все лады. Кажется порой — вот здесь можно пойти проторенной, хорошо знакомой дорогой... Ан нет, не получается. Так что принцип у меня один: искать новый подход к каждой роли. А как его найти — это и есть великая тайна Искусства. На первых порах казалось — готово, я знаю, как это делать! Все знаю. Все могу! Выяснилось—не совсем. Иной раз кажется —нашел! Оказывается, очередной штамп... Свежесть нужна, свежесть. Только так можно найти контакт со зрителем.

— Не беспокоит ли вас тот факт, что большинство кинозрителей не знает вашего «настоящего» голоса? Ваше отношение к дубляжу?
— К сожалению, мне не довелось сыграть роль, где я мог бы говорить со своим акцентом, как, например, Вия Артмане в «Родной крови». Большей частью я бывал вполне удовлетворен тем, как меня озвучивали—актеры при дубляже нередко привносили новые оттенки интонации, которые расширяли представление о герое. А бывало, не совпадали ни голос, ни интонации, ни даже характеры. Вот когда жалеешь, что говоришь с экрана «чужим голосом».

— Как вы отнеслись к тому, что сын решил идти по стопам отца?
— Я не сказал бы, что Раймондас идет по моим стопам — он занялся кинорежиссурой. Я же — «чистый» актер.

— А ваши постановки в Паневежском театре?
— Театр — другое дело. Те спектакли в Паневежисе, на которые я решился, во-первых, с кино не имеют ничего общего, а во-вторых, в театре, как мне казалось, я могу кое-чему научить актеров...
Думаю, если б Раймондас решил «всего-навсего» стать актером, ему было бы легче. А впрочем, никакой настоящий художник не знает легкой жизни. Никто! Ремесленники, конечно, живут неплохо. Спокойно. Я больше всего боюсь, чтобы мой сын не пошел по накатанным, апробированным дорогам. Пусть ищет свой путь.

— Почему мы так редко теперь видим вас на экране?
— Много сил приходится отдавать театру. Считаю, если ты главный режиссер, художественный руководитель театрального коллектива, нужно работать, а не просто числиться. Поэтому отказывался от многих предложений. Но надеюсь, в скором будущем появится возможность вернуться в кино. Все эти годы я, выражаясь высокопарно, растил себе смену. И сегодня есть кому передать театр. Я же в первую очередь актер. В этом мое призвание.

— Как вы отдыхаете?
— Летом, когда удается отложить в сторону все дела, люблю провести недели две в одном тихом и уютном местечке на озере Сартай. Ближайший город — в ста километрах. Тишина, благодать. Рыбу, правда, не ловлю — рыбак из меня никудышный, но грибы, ягоды собираю. Много читаю. Знаете, это великое счастье — целый день отдать чтению.
Порой вдруг покажется заманчивым перебраться куда-нибудь на лоно природы, разводить пчел, копаться в огороде. Вот, думаю, счастье — никаких проблем, разве что крышу подправить. Но, видимо, это все же не для меня. Я никогда не жалел, что стал актером. И жизнь моя, как у всех — с ошибками и успехами, неудачами и везением — так и должно быть.

С. Авдеенко
«Советский экран» № 23, 1984 год


просмотров: 151 комментариев: 0
Представьтесь *
Email: *
Я не робот *:




Сегодня
09.12.2016

9 декабря родились
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на 9 декабря

Россия 24
Телевидение онлайн
все каналы


Новости кино от Гоблина

Предыдущие выпуски
ВТБ Банк Москвы RU CPS
Телепередачи
Фантастические истории
Территория заблуждений
Секретные территории
Большой скачок
Удар властью
Специальный корреспондент
Ударная сила
Великие тайны
Юмор

История кино
Высокий блондин из Вильнюса
Высокий блондин из Вильнюса

История кино
Помощь сайту
Помощь сайту

Мобильная версия