Кино-СССР.НЕТ
МЕНЮ
kino-cccp.net
Кино-СССР.НЕТ

История кино

Лукино Висконти

Знаменитый итальянский режиссер Лукино Висконти (1906-1976) родился в Милане, в семье, принадлежащей к древнему аристократическому герцогскому роду. Его отец был театральным меценатом и дал своим детям (а их было семеро) прекрасное образование. Уже в детстве Лукино увлекся искусством - литературой, музыкой, театрал. Часами пропадал в театре Ла Скала, слушая голоса прославленных певцов. В юности он много путешествовал, учился в кавалерийской школе, служил в армии. Увлечение верховой ездой на время стало подлинной страстью Висконти - он несколько лет разводил породистых лошадей...
Но в итоге тяга к искусству оказалась сильнее - к 30-ти годам Лукино решил посвятить себя кино. Он ассистировал Жану Ренуару, а в 1942 году поставил свой первый фильм - психологическую драму «Одержимость» («Наваждение»). Это была экранизация (впрочем, весьма вольная) романа Джеймса Кейна «Почтальон всегда звонит дважды», к которому потом не раз обращались кинематографисты разных стран (Боб Рейфелсон и др.).
Вскоре после окончания съемок «Одержимости» Лукино Висконти стал участником антифашистского подполья, был арестован гестапо. Камера-одиночка, многочасовые допросы, инсценировки расстрелов... Его освободили американские войска. И Висконти снова с головой ушел в кинематограф, монтируя документальный фильм «Дни славы». Затем он снял на Сицилии полудокументальный фильм из жизни рыбаков «Земля дрожит», признанный наряду с картинами Росселини, Де Сика и Де Сантиса одним из важнейших произведений неореализма.
В начале 1950-х Висконти пригласил великую Анну Маньяни сыграть главную роль в драме «Самая красивая». Героиня Маньяни, простая женщина, мечтает о блестящей кинокарьере для своей дочери, но, столкнувшись с реальностью кинобизнеса, с горечью отказывается от своих надежд...
После изысканного «Чувства» Лукино Висконти обратился к творчеству Федора Достоевского в фильме «Белые ночи». Действие картины было перенесено во вторую половину 1950-х годов XX века, а главные роли играли Мария Шелл, Марчелло Мастроянни и Жан Марэ.
Фестивальный успех и теплый зрительский прием имела драма Висконти «Рокко и его братья».
Об этом фильме знаменитого мастера (как и обо всех других) написаны десятки книг, тысячи статей в прессе всего мира. И было бы нелепым сегодня пытаться писать, хоть и ретроспективно, тысяча первую рецензию на один из самых известных его фильмов (как, впрочем, и на любую его картину). Попробую иначе: «флэш-беками» памяти перенесусь в кинозал провинциального городка 1960-х. Мне «...надцать» лет, Я впервые в жизни смотрю фильм Висконти. Я и понятия не имею о его аристократическом происхождении, военном и неореалистическом прошлом, о том, что он автор роскошного «Леопарда» с Аленом Делоном и Бертом Ланкастером и поэтических «Белых ночей». Мне и в голову не приходит сравнивать «Рокко...» с «Идиотом» Ф.М.Достоевского и погружаться в глубину авторской философии. Я полностью захвачен самой историей и ее героями. Мне безумно нравится благородный и добрый Рокко в исполнении обаятельного Делона, я всей душой сочувствую героине Анни Жирардо... Да и вообще, я очень жалею всю бедную семью Рокко, озабоченную поисками хлеба насущного…
Вероятно, с точки зрения официальной советской пропаганды тех лет, я идеальный зритель этой картины. Сентиментальный и послушный школьник, переполненный гордостью за свою самую гуманную и передовую страну, искренне верящий, что все несчастья и страдания Рокко происходят только из-за того, что в Италии рабочие все еще находятся под гнетом капитализма...
Надо отдать должное тем, кто железной рукой формировал репертуар наших кинотеатров 1960-х. Творчество известных мастеров экрана попадало к нам в четкой зависимости от «фактуры» изображения. Если это был, скажем, Феллини, то покупали «Дорогу» и «Ночи Кабирии», где обездоленные героини Джульетты Мазины страдали от бесчеловечности и жестокостей «несправедливого общественного строя». Зато «Сладкая жизнь», «8 ½» и «Джульетта и духи» были доступны только счастливчикам, доставшим абонементы на Московский фестиваль. Точно так же из всех фильмов Лукино Висконти, поставленных им в 1960-е, в прокат попал лишь «Рокко...», персонажей и фактуру которого официоз мог представить в контексте чуть ли не горьковского «соцреализма». Затрагивающие запретную тему инцеста «Туманные звезды Медведицы» с Клаудией Кардинале, безысходная по тональности экранизация повести Альбера Камю «Посторонний» с Марчелло Мастроянни и беспощадная в своем психологическо-социальном анализе становления тоталитарного режима драма «Гибель богов» (ее действие происходило в Германии начала 1930-х), разумеется, в этот контекст никак не укладывались и потому оказались вне интересов закупочной комиссии...
Однако о подобных идеологических манипуляциях с зарубежным кинорепертуаром я в ту пору не догадывался. Мне просто очень нравился «Рокко...». Быть может, именно с этого фильма началось мое увлечение кинематографом, и в частности, творчеством Лукино Висконти, с чьими картинами в полном объеме мне удалось познакомиться лишь в 1980-х. Конечно, мое тогдашнее восприятие «Рокко...» выглядит сегодня, мягко говоря, наивным, но позволю себе утверждать - достаточно типичным не только для ученика провинциальной средней школы 1960-х, воспитывавшегося в обычной советской семье, искренне верившей в слова государственного гимна, сочиненного Сергеем Михалковым. Была вера в светлое будущее, был оптимизм, еще не опрокинутый танками пражского лета 1968 года. Было горячее желание помочь всем обездоленным Рокко и Кабириям планеты...
Вопреки сложившимся в киноведческих монографиях рассуждениям о христианских и марксистских тенденциях, отзвуках неореализма и влиянии традиций русской классической литературы ХIХ века, меня и сейчас волнует в этом фильме прежде всего человечность самой истории Рокко и его братьев. Эта история не постарела. Избавившись от конъюнктурного груза трактовок, она приходит к нам со своими вечными проблемами и противоречиями бытия. Не «их», а наших - людей с маленькой планеты Земля...
После своего признанного шедевра «Гибель богов» Лукино Висконти поставил еще четыре фильма. Пронзительно-интимную «Смерть в Венеции», навеянную новеллой Томаса Манна и музыкой Малера. Решенную в стиле великолепного барокко драму «Людвиг», повествующую о жизни баварского короля, погибшего из-за своей страсти к совершенной Красоте искусства. Мудрый и печальный «Семейный портрет в интерьере», герой которого, старый профессор, долгие годы живущий в замкнутом мире своих книг и картин, неожиданно сталкивался с проблемами иного поколения. И, наконец,- отмеченную волшебной красотой декаданса экранизацию романа Габриэле Д'Аннунцио «Невинный»...
Кроме того, Л.Висконти поставил около сорока драматических спектаклей, 20 опер и два балета. Три последние годы жизни он работал все более интенсивно, хотя съемки «Невинного» ему пришлось вести в инвалидной коляске. Его замыслы поражали своим размахом и полетом фантазии…
Просмотров: 21
Рейтинг: 0
Мы рады вашим отзывам, сейчас: 0

Имя *:

Email *:

Текст *: